Главная Новости Мир Странам СНГ не хватает русской «мягкой силы»

Странам СНГ не хватает русской «мягкой силы»

Почему Москва теряет свои позиции на постсоветском пространстве и чем это грозит в будущем

Странам СНГ не хватает русской «мягкой силы»

Навязанная идеология

В эти дни шесть лет назад внимание мировых СМИ было приковано к центру Киева. А в это время юго-восток Украины потихоньку закипал. Не связанные между собой организационно волнения в Харькове, Донецке, Луганске… В Одессе на демонстрации и шествия противников майдана под российскими флагами выходило до 40 тысяч человек!..

— Мы не хотели, чтобы к нам в город приезжали националисты. Мы не хотели переименования улиц. Мы хотели говорить на родном для нас русском языке, — вспоминает сегодня Антон Давидченко, координатор аналитического центра «Агентство социального инжиниринга» (АСИ).

В 2014 году создатель пророссийского движения «Молодежное единство» Антон Давидченко был лидером одесского «Антимайдана». После задержания СБУ, просидев несколько месяцев за решеткой, он за взятку вышел на свободу, выехал в Турцию, оттуда — в российский Крым. В Москве он создал АСИ, в котором анализирует технологии «цветных революций» и угрозы переворотов в СНГ.

— Говорят, мол, в одесских событиях присутствовала некая «рука Кремля». Да в том и беда, что не было ее. Нам никто не помогал. Запад в этом смысле не стесняется, — говорит Антон Давидченко.

— В чем различие российских и западных подходов?

— Штаты финансируют некоммерческие организации, продвигая свою политику. Несколько лет перед майданом готовили боевиков, сборы, лагеря. Я говорил российским представителям: «Давайте и мы будем открывать спортивные и патриотические клубы. Нас же придут убивать». Никто не отреагировал. Москва уверена, что в отношениях с соседями всегда договорится с политиками.

— Откуда такая уверенность?

— После развала Союза считалось, что Украина, Белоруссия — это однозначно пророссийская территория. Зачем там что-то мудрить, они и так к нам лояльны. И вместо России работал Запад. За 20 лет десятки западных организаций смогли настолько перекодировать людей, что сегодня русские убивают русских.

— Я помню, в Луганске ополченцы из местного университета доставали тонны методичек по украинизации…

— Зато ко мне обращались в Одессе преподаватели русских школ: «У нас не хватает средств купить литературу. Помогите нам». Но России не до того. А ведь «мягкая сила» — это комплекс: общественные организации, образование, телепрограммы, литература, культура, звезды. У нас же единой политики в этом отношении нет.

Белорусский «Правый сектор»*

— С трудом себе представляю, что сейчас мы можем делать на Украине.

— Да, начиная с Телеграма, кто-то запрещает вам создать канал пророссийский? Есть Фейсбук — работайте в нем. В нише соцсетей ведь у нас только самодеятельность. А у Запада — масштабные программы. Посмотрите на Белоруссию. Там происходит то же самое. Запад создает сотни инструментов влияния у нас под боком, а мы не можем провести праздник Союзного государства. Идет ужасная «белорусизация», и на это уходят западные деньги. Уверен, следующим этапом там закроют все русские телеканалы. Мы анализировали контент одного из оппозиционных белорусских СМИ. Соотношение негативных материалов о властях Белоруссии и о России — один к десяти! При этом Лукашенко они не трогают. А Батьку это устраивает. Появилась организация «Младофронт», которая напоминает «Правый сектор». Проводят тренинги в лесах, учат стрелять. Создаются фанатские движения, которые на стадионах поют украинские антироссийские «частушки». Мы молчим.

— Как мы можем на это реагировать?

— Явно радикальные организации надо объявлять вне закона. Создавать организации, которые бы в Белоруссии устраивали свои акции, выходили на 9 Мая, на День народного единства. Хотите экономических послаблений? Пойдите на уступки в культурной сфере, в образовательной. Что нам мешает создать структуру, которую будут спонсировать Газпром, «Роснефть», другие корпорации… У Фонда Карнеги — 400 миллионов долларов в год негосударственных денег.

Революционный маркетинг

— Это ведь проблема не только Украины и Белоруссии. Но и постсоветского пространства в целом.

— Ту же Армению уже невозможно считать пророссийской. После неудачи с электромайданом (массовые протесты против повышения тарифов в 2015 году едва не стали причиной переворота) западные фонды выделили около 300 миллионов долларов на формирование «фантомных» структур: сотни организаций, которые якобы представляют молодежь, инвалидов, ветеранов, экологов…

— В России ведь тоже вдруг появились «Альянс врачей», «Альянс учителей»…

— Абсолютно точно. Им никто не делегировал никаких полномочий. Постепенно они станут ассоциироваться у людей с главной врачебной силой, мнению которой можно доверять. У российской несистемной оппозиции четко отлажена технология нагнетания. Есть условно 100 топовых блогеров, пара десятков сетевых СМИ, которые максимально разгоняют тему, выводя людей на улицы. На ресурсах типа «Голос Америки», «Дойче Велле», «Русская служба Би-би-си» в день выходило по 20 — 30 материалов о московских протестах.

— Их в России мало кто читает…

— Это формирование мнения на Западе. Западные спецслужбы четко знают, на каком этапе какие технологии подключать. На первом этапе вы никогда не увидите радикалов, зато на четвертом появляются люди в масках с «коктейлем Молотова». Все делается, чтобы слои этапов не перемешать, чтобы не отпугнуть людей от навязанной идеи. Первый этап — это гулянья, женщины с детьми приходят, девочка с Конституцией. Это революционный маркетинг, надо дорого продать протест.

— Мы на каком этапе?

— Он у нас обнулился. Идет подготовка к новым выступлениям. К выборам в Госдуму за два-три месяца они снова начнут планомерно разгонять протест, чтобы подойти к голосованию на подъеме и попытаться провести максимальное количество своих людей в парламент. А в случае неудачи — традиционно обвинить власть в фальсификациях.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Александр ГУЩИН, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ: Роль наших соотечественников надо прописать в Конституции

— Мы очень мало предлагаем форматов, связанных с молодым поколением. Хотя есть и хорошие примеры. Например, работа центра «Север-Юг» по Центральной Азии — создаются молодежные форматы нашей «мягкой силы», публичной дипломатии, которые вовлекают новое поколение.

Есть серьезный вопрос и по поводу выстраивания отношений с нашими соотечественниками. У нас некоторые организации занимаются кокошниками, вечерами самодеятельности — очень много отчетности ради галочки. А ведь если люди в этих странах будут видеть, что Россия в них заинтересована, что ее проекты способствуют их интеллектуальному и социальному росту, это будет большой успех. При этом нужно понимать, что элиты могут блокировать нашу политику «мягкой силы». Поэтому очень важна работа на самом низовом уровне. Особенно в сфере расширения приема студентов в наши вузы — как соотечественников, так и других граждан этих странах. Надо самим формировать элиту этих государств.

Несмотря на определенные разногласия, позиции России по-прежнему крепки в таких странах, как Армения, Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан. Здесь у нас много проектов по гуманитарному образованию, обучению учителей. Очень прилично работает наш Центр науки и культуры в Молдавии. А с Грузией, Украиной, странами Балтии ситуация очень серьезная. И, к сожалению, никаких предпосылок для изменения нет.

Надо активнее защищать наших соотечественников. Может быть, даже в рамках конституционной реформы, занести в Основной Закон положение о роли соотечественников как важнейшее направление в нашей внешней политике.

ИСТОЧНИК KP.RU

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here