Главная Рубрики Политика Нана Какабадзе:Прежде всего, Грузии необходимо выбраться из-под рабского, колониального подчинения Западу!

Нана Какабадзе:Прежде всего, Грузии необходимо выбраться из-под рабского, колониального подчинения Западу!

Нана Какабадзе

15 января президент Российской Федерации Владимир Путин заговорил в своем ежегодном обращении к Федеральному собранию о необходимости инициированных им конституционных изменений и добавил, что в соответствии с указанными изменениями преимущество в правовом поле России будет закреплено за Конституцией. По его словам, в новой редакции, которая станет гарантом мощи страны и ее стабильности, должно быть подчеркнуто, что Россия может оставаться Россией только в качестве суверенного государства: «Это означает буквально следующее: требования международного законодательства и договоров, а также решения международных органов могут действовать на территории России только в той части, в которой они не влекут за собой ограничения прав и свобод человека и гражданина, не противоречат нашей Конституции…».

По разъяснению Путина, подобные конституционные изменения требуются России уже давно, однако с учетом ряда политических и не только политических факторов сегодня они стали необходимы в особой степени… Созданная после выступления Владимира Путина, в которым была выдвинута инициатива внесения конституционных изменений, специальная группа уже представила Государственной думе пакет необходимых предложений.

Что же означает заявление Владимира Путина об обеспечении преимущества Конституции страны относительно международных правовых норм и нужны ли подобные конституционные изменения Грузии? – На эти и другие важные вопросы с нами беседует адвокат и правозащитник Нана Какабадзе.

— Калбатоно Нана, за заявлением Владимира Путина о том, что Конституция страны должны быть в России важнее норм международного права и соглашений, последовало очередное истерическая реакция либерального истеблишмента, выразившего свою озабоченность и возмущение. Много говорилось и писалось о том, что подобными изменениями Россия еще больше отдаляется от цивилизованного мира. Считаете ли вы как адвокат и правозащитник такие изменения целесообразными и для некоторых других стран?

— Начнем с того, что Владимир Путин не сказал ничего нового и ничего такого, с чем не знакома мировая правовая практика. В каждом суверенном государстве Конституция имеет превосходство над любыми международными документами, хотя и международные нормы, безусловно, очень важны, и, конечно, нежелательно, чтобы Конституция той или иной страны грубо им противоречила (или наоборот – прим. ред.).

Что касается заявления президента Путина, то не думаю, что Россия в данном случае выходит из международного правового поля и намерена грубо на него посягнуть. Попросту такое акцентирование стало своего рода политическим посылом в плане повышения качества конституционной независимости, а это является свидетельством того, что Кремль проявляет принципиальность в проведении своего курса и с этой точки зрения не намерен идти ни на какой компромисс в угоду международной конъюнктуре. В связи со всем остальным, полагаю, данное заявление не содержит ничего особенного, а тем более, тревожного. Помимо России, во многих странах, включая Германию, Францию, Соединенные Штаты Америки, Великобританию и другие, собственная Конституция пользуется превосходством над международными правовыми нормами.

— Но тогда по какой причине заявление Путина вызвало такую тревогу в определенных кругах Запада, а также и в Грузии?

— Надо полагать, это является частью уже привычной политической риторики, в бо́льшей мере рассчитанной на дискредитацию самого процесса. Повторяю: никто не сможет выдвинуть убедительные аргументы для того, чтобы обосновать, почему решение того или иного суверенного государства признать превосходство своей Конституции над международными правовыми актами представляет опасность. Не знаю, кто в связи с этим забил тревогу в Грузии, но ясно одно: подобный шум по любому поводу и превращение любой акции в политический спектакль выглядит уже крайне комично. Давайте лучше позаботимся о себе и о собственном правовом пространстве. Грузии не касается, какие изменения будут осуществлять у себя сверхдержавы и какие коррективы они внесут в свои конституции…

— А требуется ли бо́льшая конституционная независимость самой Грузии? Естественно, я имею в виду реальную правовую независимость, потому что формально на бумаге у нас и без этого записано: Конституция является в стране главным правовым документом.

— Грузии, прежде всего, требуется выбраться из-под рабского, колониального подчинения Западу, которое стало для нас во всем главным препятствием и тормозом. Именно в результате такого раболепного отношения в стране фактически парализована политическая система, подорваны здоровые процессы и ничего, собственно говоря, не происходит… Между прочим, это раболепство у нас наследственное, и удовлетворение, которое правящая элита испытывает, пребывая в колониальном состоянии, является главной причиной того, что сегодня в стране практически не существует права – нет ощущения верховенства закона, и люди, виновные в государственных преступлениях, в течение многих лет разорявшие и разрушавшие страну, по-прежнему как ни в чем не бывало представлены в государственных структурах.

— Значительная часть сегодняшней оппозиции – это те, кто представляли предыдущий режим. Была ли их неприкосновенность продиктована извне?

— Признаюсь, я не сторонник теорий заговора и не думаю, что кто-то вот так напрямую, грозя пальцем, требует от нас – не осуждайте преступников. Это наш собственный комплекс и проявление рабской психологии, дескать, подождем, что нам скажет демократический Запад… Никто ничего не скажет. Или разве можно сомневаться, что Бокерия и Угулава являются преступниками и вместе со своей «братвой» должны отбывать срок?!

Что касается Конституции и нашей конституционной независимости, то в главном правовом документе страны черным по белому записано – Грузия является независимым правовым государством, а это означает, что страна имеет право самостоятельно определять свой путь, свое будущее. Тот факт, что наша власть раболепно смотрит в глаза Западу и не в состоянии созвать даже обычный министерский брифинг, не согласовав вопрос с американским послом – это не законодательная и не конституционная проблема. Проблема тут политическая, которая въелась в нашу плоть и кровь, и, по правде говоря, я не думаю, что в верхах смогут когда-нибудь от этого комплекса избавиться.

— Как вы считаете, что реально мешает нашим руководителям? В чем кроется причина того, что наша Конституция и закон зависят от воли Запада?

— Думаю, главной причиной подобного рабского подчинения является дефицит государственного мышления. В условиях, когда у человека или группы людей, находящихся у власти, государственное мышление отсутствует и все опускается на однопартийный уровень, главной отправной точкой становится исключительно личное благополучие. В целом подобная система власти постоянно и неминуемо оказывается погрязшей в беспринципности, потому что ориентация на твердые государственные принципы неизменно будет ставить ее перед трудностями, с которыми она не в состоянии справиться.

— В каком смысле?

— В смысле того, что справляться со многими государственными задачами придется собственными силами. Однако если у тебя нет принципов и ты все безо всяких предварительных условий способен безмолвно принять любую доктрину, которую тебе навязывают извне, очевидно, что все для тебя заранее приготовлено, тебе ни о чем не надо заботиться и ни за что переживать. Подобный «комфорт», по моему убеждению, и является главным искушением, заставляющим нынешнее политическое руководство Грузии пребывать в рабском подчинении у кого-то. А разговоры о том, что кто-то кому-то чем-то угрожает, надуманы. Наверняка все обстоит не так. Ведь существуют и менее малочисленные народы, чем наш, с гораздо меньшими ресурсами и возможностями, которые тем не менее, оказались гораздо независимее нас… Просто, у представителей их власти больше совести и желания мыслить по-государственному. Я уже ничего не говорю о достоинстве и самолюбии…

— Каково ваше мнение по поводу тех отчетов и острых оценок, которые, например, делал Государственный департамент США в связи с возбуждением дела против Мерабишвили или тех же Кезерашвили и Адеишвили. Можно ли расценить все это как давление?

— В политической системе Америки и Запада в целом всегда найдутся персоны, которые склонны субъективно оценивать те или иные события. Но не может же это являться главным определяющим фактором в процессе осуществления властями государственной политики? Тогда зачем нам вообще президент, или парламент, или суд? Просто дождемся очередного отчета Госдепартамента и будем действовать в соответствии с ним (на самом деле реально так и происходит – прим. ред.). В этом как раз-таки и проявляются рабство и колониализм, которые, повторяю, прочно укоренились в сознании наших руководителей. Как видно, люди, находящиеся во власти, полностью выпускают из виду одну крайне важную вещь: источником этой самой власти является народ, и народ этот явно недоволен таким позорным положением…

— Что необходимо предпринять для того, чтоб хотя бы частично изменить столь незавидное положение?

— Первое и самое главное – осуществить коренные политические преобразования. Однако изменения должны быть фундаментальными и системными, а не как те, что осуществлялись до сих пор, когда одних исполнителей меняли на других. Наверное, наиважнейший во всем этом момент – фактор самого народа. Надо добиться серьезных перемен в подходах общества, прежде всего, в плане того, чтобы не допускать проведения слепых выборов. Речь о том, что нельзя доверять той или иной политической силе, руководствуясь лишь тем, какими финансовыми средствами она располагает и каков уровень ее международной поддержки. Это раз. И два – требуют пересмотра параметры, которым, кстати, на все сто процентов отвечали обе последних власти, однако все мы прекрасно видим, до чего они нас довели за эти годы.

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here