Главная Рубрики Общество Отец Георгий (Размадзе):Слава Богу, нам выпал, наконец-то, шанс назвать кое-какие вещи своими...

Отец Георгий (Размадзе):Слава Богу, нам выпал, наконец-то, шанс назвать кое-какие вещи своими именами, а у церкви появилась возможность для самоочищения

За 10 дней до выборов, когда напряженность в стране достигла пика и события стали развиваться со скоростью молнии, главной темой в политической повестке дня (и не только в политической) снова и снова выступают скрытые записи. Обсуждение этого вопроса, слухи и сплетни вокруг него продолжаются. Версий хоть отбавляй, но главной целью по-прежнему остается церковь, духовенство и конкретные духовные лица. Так называемая либеральная медиа практически не выпускает из рук любой шанс для обострения этой темы, чтобы накалить ее до еще более высокой отметки и, взяв на вооружение ложь и клевету, использовать с целью прямой или косвенной дискредитации Патриархии. Иногда завуалировано или намеками, а порой и открыто, прямым текстом раздаются абсурдные обвинения в адрес Священного синода и лично Его Святейшества.

Какие силы стоят за этой грязной кампанией, направленной против самой прочной и авторитетной институции страны? В чем кроется конечная цель всех этих усилий, и удалось ли кому-нибудь хотя бы частично ее добиться? С «Грузией и миром» беседует настоятель авчальской церкви Святой Кетеван-мученицы, протоиерей Георгий Размадзе.

— Батюшка, в последние дни фактически все другие перекрыла тема так называемых скрытых записей. Создается впечатление, будто в медийном и Интернет-пространстве больше практически не о чем говорить. Сразу же стало очевидно, что цель номер один для атаки – это церковь и наступление ведется непосредственно против духовенства. Хотя существует и другое обстоятельство – что реально дала вся эта грязная кампания и кому, чего кто-то сумел достигнуть с ее помощью. Вы бы не могли оценить эти факты и тенденции через призму духовного лица?

— Начнем с элементарного: нет абсолютно ничего нового в том, что борьба против церкви принимает характер потоков лжи, клеветы, абсурдных обвинений и использует любые другие грязные методы. Мы уже в течение многих десятилетий наблюдаем за всем этим и, хотим ли того или нет, подобное отношение стало неотрывной частью реальности, в которой нам приходится жить. Я вот уже 25 лет несу на себе миссию священника, и все это время вокруг поднимаются ураганы, постоянно надо пребывать в состоянии борьбы и противостояния враждебным силам. Как раз в эти дни я обнаружил повод задуматься над тем, что мы, духовенство, должны быть, собственно, благодарны за то, что сейчас происходит. Я имею в виду, что определенным лицам фактически был устроен настоящий апокалипсис, причем, путем тиражирования той безнравственности, которую они совершали на протяжении многих лет…

— Вы подразумеваете и лиц духовных?

— Безусловно, и даже в первую очередь. Я имею в виду всех, кому приходится о многом сожалеть и многое в жизни необходимо исправить и поменять. Вообще я придерживаюсь твердой позиции и всегда повторяю – те, кому давно следовало отказаться от звания священнослужителя, обязаны решиться на подобный поступок. Речь о тех, кто занимается прелюбодейством, кто гомосексуалист, наркоман – все они должны уйти… Что делать таким людям в лоно церкви?! Стоит мне, например, сказать не так буквально пару слов, как меня немедленно вызывают в Патриархию и требуют объяснений… Между тем, все прекрасно знают, кто прелюбодей, гомосексуалист и т.д. Пусть их вызовут, соберут всех вместе и, чтобы ни у кого больше не было повода для разговоров, раз и навсегда снимут с этих людей груз, который они вынужденно в себе несут. Что касается записей как таковых, то я, представьте себе, очень благодарен людям, которые нас подслушивали. Потому что, если я совершил нечто такое, что меня позорит и компрометирует, я готов снять с себя священнический сан, причем, несу ответственность за свои слова на все 100%. И Патриарху честно скажу, что о ком думаю. Повторяю, слава Богу, что нам выпал, наконец-то, шанс назвать кое-какие вещи своими именами, а у церкви появилась возможность для самоочищения.

Раз уж мы говорим о подслушиваниях и скрытых записях, мне вспомнился один примечательный факт. Как-то пришла ко мне женщина (имени ее я уже не помню и, по правде говоря, не стараюсь вспомнить). Она работала в структуре, занимавшейся как раз подслушиваниями. А дело в том, что у ее племянницы, маленькой девочки, обнаружили в голове опухоль. Спасти ребенка, к несчастью не удалось, светлая ему память, а женщина стала утверждать, что это случилось из-за ее работы, мол, ей выпало наказание за те плохие дел, которые она в прошлом совершала. У самой детей не было… Она мне покаянно рассказывала, как и кого они подслушивали, за кем следили, и все время восклицала, такая вот была у меня работа, и ничего теперь с этим не поделаешь. Причем, постоянно предупреждала: батюшка, вы уж будьте осторожны, возможно, они подслушивают всех… Мы, естественно, как могли ее успокаивали, пытались укрепить духовно. Между прочим, этим летом, когда готовился парад ЛГБТ и эта тема порождала огромную напряженность в обществе, за мной повсюду стал следовать полицейский автомобиль. Выхожу из дома – стоит, ждет, потом едет следом, сопровождает обратно…

— Следили?

— Ну а что же еще делали?! Так вот однажды я резко обернулся, подошел и спросил полицейского: чего ты меня преследуешь? Что тебе нужно? Я и на фото его снял, и запись у меня есть. Если вдруг понадобится, могу передать… И не только – мне и имя его известно, и фамилия, и где работает…

— Что же он сказал в ответ?

— Ничего не смог ответить. Весь сжался. Не знаю, может не ожидал, что я подойду. Потом сошел с машины и стал умолять: у меня четверо детей, прошу, ничего обо мне не говорите, а то на работе будут проблемы. Я проблем ему создавать не хотел, но я спросил, потому что мне действительно было любопытно, чего они хотят, почему он меня преследует?

— А сами-то как думаете, почему?

— Здание, видимо, получил такое. Их интересовало, что я намерен делать в связи с гей-парадом, какой у меня сложился план, чтобы ему воспрепятствовать и т.д. Не исключаю и того, что меня подслушивали. Теперь в двух словах выскажу отношение к нашей власти – это совершенно беспомощная власть, которая не в состоянии контролировать элементарные вещи, и отсюда полный коллапс, как политический, так и социальный, экономический, идеологический и всевозможный другой. В этом и кроется причина того, что все управляемые извне силы легко добиваются в этой стране поставленной цели.

— В том числе, и скрытыми записями?

— Конечно. Цель кампании наверняка состояла в том, чтобы церковь и власть столкнулись друг с другом…

— Да, но что они хотели с этого иметь?

— Получили бы напряженность, противостояние и в целом – беспорядки, которые выгодны, все мы знаем, кому. При этом не забывайте, что приближаются выборы. А кого устраивает напряженность перед выборами? Об этом нам всем тоже хорошо известно. И вообще необходимо учитывать один момент: они, то есть, «Национальное движение» со своими ответвлениями, готовятся не ко 2 октября, а к 3-му. Это же очевидно!

— Все-таки поясните.

— Их цель состоит не в том, чтобы принять участие в нормальных выборах и попытаться таким способом одержать победу, а в том, чтобы уже после выборов устроить беспорядки и спровоцировать дестабилизацию. Саакашвили в свое время именно так и пришел к власти, т есть, захватил ее в результате инсценированной революции. Это легко объясняет, почему он сейчас заранее объявляет выборы фальсифицированными и говорит: эй, народ, давай готовиться к бою.  Потому хочу обратиться к нашей общественности и лишний раз напомнить, что главная цель и мотивация у них одна. Если они вернуться во власть – не дай Бог, конечно, чтоб вернулись – но если все-таки вернуться, то для того, чтобы отомстить.

— Саакашвили в своих включениях на страницах «Фейсбука» часто намекает на то, что он многое переоценил и не повторит ошибок…

— Это абсурд! Если они вернутся, то в десятикратном размере отыграются на людях, которых не успели поубивать, изнасиловать, подвергнуть пыткам и другим несчастьям. Пусть никто не верит, что они изменились, напротив, стали еще хуже и устроят еще более страшные репрессии. Сейчас обозлены они еще больше. Присмотритесь к Саакашвили, с какой обидой в голосе он говорит во время своих включений, или присмотритесь к их медии, сколько в ней злобы и ненависти. Все это даст о себе знать и перерастет в тяжелейшие репрессии. Поэтому не дай Бог, чтобы они смогли вернуться, ведь тогда нам придется мечтать о тех девяти годах, которые мы пережили во время их первого пришествия…

— Видится ли вам выход из создавшегося положения, каким путем может страна выбраться из него?

— Напомню один эпизод из истории Грузии: когда Давид Агмашенебели начал проводить реформы, в том числе, и в церкви, он спросил у своего духовного наставника Георгия Чкондидели: что мне посоветуешь. И знаете, что посоветовал Чкондидели? Верни людям их достоинство. Эти слова содержат в себе глубочайший смысл… Мы через многое прошли и многое испытали – 90-е, когда сидели без света и без воды, когда нас одолевали голод, войны, нужда и т.д. А что больше всего беспокоит людей сегодня? То, что ущемляет их достоинство. Антигосударственные и антигрузинские силы, подобные «Нацдвижению», ударили именно по этому месту. Потому общественность больше всего требует, чтобы было восстановлено достоинство народа…

— И в какой же форме?

— Детальный разговор на эту тему заведет нас очень далеко, потому что очень многое требует коренных изменений. Хотя есть вещи, которые на первом этапе сделать очень просто.

— Например?

— Например, отменить так называемый антидискриминационный закон, принятый вопреки воле большинства населения страны; отменить так называемый Кодекс прав ребенка и т.д. То есть, делать следует не то, что может понравиться «голубым комиссарам», а то, чего желает народ и необходимо государству. Вот если удастся этого достигнуть – а я убежден, что такое вполне возможно – ни одна деструктивная сила в Грузии, кем бы она ни поддерживалась и ни финансировалась, не сумеет ничего добиться. Как раз наоборот – очень скоро она утонет, не оставив следа. Если же мы этого не сделаем, то вы сами видите, что у нас за реальность, а будет, уверяю, еще хуже…

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here