Главная Рубрики Политика Нана Какабадзе:Нам говорят, что Америка ждет от Грузии коалиционного руководства. Возникает вопрос:...

Нана Какабадзе:Нам говорят, что Америка ждет от Грузии коалиционного руководства. Возникает вопрос: что важнее – то, чего ждет Вашингтон, или то, каким будет выбор грузинского народа?

«Не исключено, скоро нам скажут, что Бокерия должен стать премьер-министром, а члены его команды – быть представлены на значительные должности»

Нам говорят, что Америка ждет от Грузии коалиционного руководства. Возникает вопрос: что важнее – то, чего ждет Вашингтон, или то, каким будет выбор грузинского народа?

Еврокомиссия утвердила очередной пакет макрофинансовой помощи для восьми стран. Программа подразумевает различный размер помощи для разных стран, но есть и нечто общее – в справке, размещенной на официальной веб-странице комиссии, указано, что в обмен на эту помощь стороны берут на себя определенные политические и не только политические обязательства перед международной общественностью: «Для получения второго транша помощи Меморандум взаимопонимания обязывает страны-получатели (бенефициаров) осуществить определенную деятельность в сфере секторной политики. Соглашение по меморандуму взаимопонимания и подпись на нем являются важным шагом для получения в рамках программы первого транша, обусловленного выполнением предварительных политических условий, в том числе, в сфере соблюдения демократических принципов, прав человека и верховенства закона…».

В рамках программы Грузия на начальном этапе получит 150 млн. евро, хотя в распространенном Еврокомиссией заявлении отмечено, что страны-бенефициары, смогут также воспользоваться финансовой помощью Международного валютного фона; а мониторингом взятых взамен этого обязательств и контролем за эффективностью проведения демократических реформ займется представительство Евросоюза в Грузии; в свою очередь, в процессе мониторинга с ним будет активно сотрудничать действующий в стране третий сектор (неправительственные организации).

Напомним, пакет финансовой поддержки в размере 3 миллиардов евро в помощь государствам-партнерам Еврокомиссия утвердила весной текущего года. В рамках программы Грузия тоже получила «помощь», хотя руководством Еврокомиссии еще тогда было сказано, что взамен страна должна взять обязательства перед Западом. Вскоре за этим последовали неприемлемые для подавляющей части нашего общества так называемые демократические реформы, которые по идее своей должны были, вроде бы, служить улучшению прав человека.

Нана Какабадзе

Какие обязательства приняла на себя Грузия в обмен на 150 миллионов евро и каких по следам всего этого ожидать изменений в ближайшем будущем? С нами беседует правозащитник Нана Какабадзе.

— Калбатоно Нана, недавно Еврокомиссия утвердила многомиллионный пакет макрофинансовой помощи восьми государствам-партнерам – Албании, Иордании, Косово, Монтенегро, Молдове, Северной Македонии, Украине и Грузии. В рамках этой помощи Грузии выделено 150 миллионов евро. Официальное заявление, которое было размещено на официальной веб-странице комиссии, гласит о том, что в обмен на эту помощь страны берут на себя определенные обязательства, в том числе, под ракурсом усиления демократии и соблюдения прав человека. О каких конкретно обязательствах может идти, по-вашему, речь и на что все это рассчитано?

— Первое и основное: плохо само по себе то, что оформление подобных соглашений происходит без широкой дискуссии, то есть, в обход таких общепринятых норм, как открытое изучение и публичное обсуждение. Это, мягко говоря, никак не садится в демократические рамки, потому что, во-первых, порядочная и честная власть, глубоко осознающая собственную ответственность, считает своей обязанностью представлять отчет обществу; во-вторых, она должна понимать, что когда целенаправленно не давая обществу информацию о каких-либо предпринятых государством шагах, власть тем самым ни много ни мало разрушает в каждом гражданине чувство государственности. Кто-то, возможно, возразит, что будучи избрана в результате демократических выборов, она располагает соответствующей легитимацией. Однако с конституционной точки зрения это вовсе не значит, что в ходе выборов общество наделило власть абсолютными правами. Во всяком случае, когда у государств появляются конкретные инициативы, которым затем необходимо финансовое обеспечение и которые могут вызвать неоднозначное отношение к себе в обществе, я уже ничего не говорю о порождении ненужных сплетен и слухов, власть сама должны быть заинтересована в максимальном информировании людей по этим вопросам. Хотя бы для того, чтобы не нарушить главный принцип демократии – верховенство закона и воли народа. И еще по причине того, что информация, просочившаяся из кулуаров, может привести к более тяжелому эффекту с точки зрения сохранения стабильности страны и власти. Когда члены правящей команды оказываются не в состоянии все это понять и заключают всякого рода сделки за спиной у людей, вопрос усугубляется и может перерасти в серьезную проблему. Я ничего уже не говорю об обязательствах, процесс выполнения которых, возможно, способен привести к росту общественного недовольства, что в нынешней обстановке, я имею в виду приближающиеся выборы, способен сыграть весьма пагубную роль для правящей команды.

— Как проинформировать сегодня общество об истинных целях поступающей с Запада финансовой «помощи»? Что можно сделать для того, чтобы процессы эти не велись за спиной у людей?

— Ответ предельно прост – для этого нужна лишь добрая воля, которая направлена на то, чтобы максимально открыть медиапространство и создать условия для распространения объективной информации. Наряду с карманными «экспертами», которые зачастую по 24 часа сидят в телеэфире и возомнили себя едва ли не телезвездами, должна существовать и возможность для свободного выражения отличного от других мнения, для проведения публичных дискуссий на различные темы. Кроме того, любой документ, будь то соглашение, достигнутое в отношение финансирования, или что-то другое, должен печататься в прессе и быть доступным для всех. Между прочим, документ ассоциированного соглашения с Евросоюзом, который также подразумевал ряд обязательств с нашей стороны, долгое время не переводился на грузинский язык и не был доступен всем гражданам. Переведен ли он теперь, я не знаю. Что касается прозрачности, то тут огромная роль отводится вам – журналистам. К примеру, я бы предложила, что несколько средств массовой информации совместно обратились бы как с соответствующим структурам нашей власти, так и к представительству Евросоюза в Грузии, и потребовали бы в письменной форме ответить на вопрос, к чему обязывает Грузию конкретно это соглашение и какие планируются изменения в связи с его подписанием.

— Официально целью этой «помощи» является преодоление кризиса, вызванного CoViD-19…

— Как раз это-то и очень любопытно. Мы думаем, будто нам помогают в преодолении экономического кризиса, вызванного эпидемией, а на самом деле в документе заложено содержание, которое подразумевает осуществление определенной политической деятельности. Возникает вопрос: какое отношение к демократическим реформам имеет преодоление экономического кризиса, вызванного глобальной пандемией? Можно ли вообще называть это помощью, если в обмен на нее нас заставляют принимать подобные обязательства, никак не связанные с конкретным вопросом, в силу которого она оказывается, к примеру, с правами человека?

— Какие политические задачи могут скрываться за этой многомиллионной «помощью», которую Соединенные Штаты Америки и Евросоюз вот уже многие годы по отдельности оказывают не только Грузии, но и ряду восточноевропейских стран?

— Трудно судить о конкретном документе без доказательств, потому я и сказала, что хорошо бы было вам, журналистам, потребовать письменный ответ по данному вопросу отдельно от наших властей и отдельно от представительства Евросоюза в Грузии. Повторю то, что уже говорила раньше: никто никакой помощи нам не оказывает, нам дают деньги, и тем самым, подкупают нашу власть, которую, как видно, действительно не интересует ничего, кроме своих узкопартийных задач. Между прочим, посол США в Грузии Келли Догнан несколько дней назад заявила: эти выборы являются возможностью для грузинского народа избрать более многообразный, более представительный парламент. Фактически нам озвучивают, что Америка ждет от Грузии коалиционного руководства. Возникает вопрос: что важнее – то, чего ждет Вашингтон, или то, каким будет выбор грузинского народа?  Америка должна дождаться волеизъявления избирателей, которое они продемонстрируют у избирательных урн, и только потом делать какие-либо оценки. Хотя, похоже, судьба этих выборов уже предрешена, и общество постепенно приучают к мысли об этом. А что еще можно сказать? Наверное, скоро нам начнут внушать, что Бокерия должен стать премьер-министром, а члены его команды – быть представленными на значительные должности. Во всяком случае, трудно чему-либо удивляться после того, как тебя заставили выпустить из тюрьмы Угулава и Окруашвили, фактически объявив их затем политзаключенными…

Внешние силы, стоящие за сегодняшней политической повесткой дня, проводили апробацию своего влияния в Грузии, когда в свое время поставили окончательную точку на процессе восстановления справедливости, затем заставили правящую партию осуществить так называемую коабитацию, а теперь они добиваются полной реинкарнации смещенного преступного режима. Они хотят, чтобы эта преступная сила, способная пойти на все и потому самая надежная для них опора в Грузии, вновь в какой-нибудь форме вернулась к рычагам управления страной. По идее это и может быть одним из главных «демократических обязательств», которое нас заставляют принять на себя в обмен на многомиллионную «помощь». Впрочем, все это, как вы сами понимаете, всего лишь предположение, и именно потому было бы неплохо потребовать письменных разъяснений как от власти, так и от представителей Евросоюза.

— Каким образом Грузия могла бы избежать этого рабского, колониального положения, при котором страна в обмен на 100 или 200 миллионов евро вечно пребывает в плену каких-то долгов и обязательств?

— Безусловно, все это крайне сложно, и, думаю, никто не станет с этим спорить. Грузия вот уже десятилетия движется по накатанным рельсам. Это означает, что любые попытки коренных изменений существующего порядка дня, уже в самой их задумке, изначально натыкаются на серьезные препятствия, чинимые силами как внутри страны, так и вне нее. И выход тут может быть только один, и для всех он совершенно очевиден – политическое поле в стране должно быть полностью очищено, чтобы появилась возможность сформировать хотя бы на уровне постулатов качественно новые идеологические начала и фундаментально отличную систему, эффективность которой, прежде всего, будет определяться продвижением национально-стратегических интересов страны… Вот в этом, по моему мнению, и заключается если не единственный, то один из реальных теоретических способов преодоления существующего положения; однако применить его на практике, конечно же, будет гораздо труднее. Это длительный процесс, связанный с серьезными политическими рисками.

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here