Главная Рубрики Политика Дмитрий Лорткипанидзе: Срыв потепления российско-грузинских отношений американцами возведен в ранг государственной политики

Дмитрий Лорткипанидзе: Срыв потепления российско-грузинских отношений американцами возведен в ранг государственной политики

Либеральная истерика вокруг заявлений министра иностранных дел Грузии Давида Залкалиани, сделанных по поводу включенности страны в формат 3+3, продолжается. Критика звучит не только в отношении руководителя ведомства, но и в отношении правящей команды, в целом. «Обвинения» неизменны – «раб России», «агент» и «предатель»… Пропагандисты не меняют методов борьбы и, наряду с ослеплением общества, испытанными методами продолжают политически угнетать власть («булинг»).

Залкалиани, правда, позднее оправдывался и по поводу своих заявлений сделал разъяснения, но попавшему в пасть либеральной пропаганды министру это ничем не помогло. Радеющая за грузинскую демократию т.н. прозападная оппозиция назвала заявление министра иностранных дел еще одним ярким проявлением отрицания «исторического выбора» страны, то есть, отклонения  от прозападного курса, которое, по их же оценке, вызывает тревогу и достойно осуждения… Власть о 3+3 впредь, наверное, и пикнуть не решится, но реальность неизменна: пять стран региона – Россия, Турция, Иран, Армения и Азербайджан –  будут обсуждать установление определенной повестки дня для мира и стабильности на нашем геополитическом пространстве, а Грузия продолжит «стремиться к евроатлантическим структурам», чем оставит себя опять в положении вне игры. Точнее, Грузия снова оставляет себя в надежде на либеральный Запад, тот Запад, который, со своей стороны, просит Россию перед наступающей зимой не слишком поднимать цены на газ. Более того, Грузия снова остается в надежде на тех заокеанских «друзей», которые, просто,  не видят мира и свободы своей страны без нормальных отношений с Россией. Что принесет эта вредоносная политика, которая является еще бОльшим самопогружением в болото – постоянную конфронтацию с северным соседом или изоляцию и безопасность, поставленную под большой вопрос?

Когда нам говорят, якобы для решения проблем разговор с истоком и ключом этих проблем является отрицанием «исторического выбора», на фоне того, что в Евросоюзе обсуждают новую систему безопасности, чтобы как-нибудь не потерять контроль над своей судьбой и будущим, а за океаном с грехом пополам утверждают бюджет будущего финансового года, возникают вопросы. В частности — а волнует ли на Западе судьба верной «историческому выбору» Грузии, которая готова из-за этого «выбора» отказаться от своего будущего?  С «Грузией и миром» беседует правозащитник Дмитрия Лорткипанидзе.

— Формат 3+3, в рамках которого, естественно, рассматривается и Россия, в либеральной элите вызвал истерику. Делаются заявления, что в процессах, в которые включена Россия, Грузия не должна принимать участие. Что вы думаете обо всем этом и, вообще, о формате 3+3?

— Прежде всего, хочу подчеркнуть, что это крайне важный вопрос, который касается создания в регионе новой геополитической архитектоники, и инициатором которого является президент Турции  Эрдоган. Между прочим, не следует забывать также, что в отношении этой инициативы Эрдогана однозначно позитивная и поддерживающая позиция имеется у руководителей Ирана, России и Азербайджана. Что касается Грузии, то наша страна официально воздерживается  проявлять интерес к этому вопросу. Однако вспомним одну очень серьезную и важную деталь: на церемонии открытия первой сессии парламента десятого созыва госпожа Саломэ Зурабишвили выступила с позицией поддержки этой инициативы и заявила, что время создать региональную ассамблею, которая вместе с руководством смежных стран будет думать о создании платформы мирного Кавказа. Именно при разговоре о теме диалога с Россией было это заявление. И тогда, как всегда, за этим предложением президента последовала критика.  Понятно, всегда были и сейчас есть в стране силы, которые в зародыше же противятся подобным идеям и все делают для того, чтобы Грузия не включилась в какой-либо формат, приносящей перспективу диалога с Россией. Все это для нас является серьезной проблемой, и, что самое важное, в результате этой проблемы, в стране постоянно растут угрозы с точки зрения безопасности. Что мы получаем в результате? Единственное – Грузии не удается выйти из одного политического цикла, что является своего рода хронологической последовательностью сначала замороженных отношений с Россией, затем – криков «Россия – оккупант!», а потом – замороженного процесса обсуждения восстановления территориальной целостности и, на фоне всего этого – полной бесперспективности.

— Формат 3+3 создает ли какую-либо перспективу с этой точки зрения?

— Ставить тут вопрос таким образом – следует ли нам учитывать факторы России или Ирана, или Азербайджана – мне кажется несерьезным подходом. И одно, и другое, и третье являются объективной данностью, которая, нравится нам это или нет, существует. Речь не о том, кто чего хочет  и предпочитает, разговор о том, какова реальность вне зависимости от нас. Что касается конкретно платформы, мы должны понимать, что гарант политической стабильности – это экономическая активность… Железнодорожный отрезок Карси-Ахалкалаки, грузооборот которого ежегодно растет как из Казахстана, так и из России, разумеется, равнодушной не оставляет и Армению. Поскольку после того, как тронулся лед неурегулированной проблемы Карабаха, появилась реальная альтернатива, чтобы Шелковый путь разделился на две ветви. Знаете, что это означает? Грузооборот должен передвигаться, как через Грузию-Азербайджан, так и в направлении Армении-Азербайджана. Понятно, это для Армении является перспективой, чтобы завершить многолетнее тупиковое состояние, которое ставило и ставит сегодня эту страну  в тяжелейшее положение. Вот об этих интересах речь, когда говорят о новой платформе, и, конечно, здесь все видят свои интересы. Что касается нашего политического руководства, оно, просто, не смогло пойти дальше сказанных в парламенте Саломэ Зурабишвили фраз и ее идеи. Почему и из-за чего – другой вопрос, однако одно ясно: постоянная склонность к тому, что не следует разговаривать со стороной конфликта, и решение своих проблемы нужно доверить абсолютно другому вектору, у которого, естественно, есть свои интересы, для нас, как минимум, является стагнацией. Однако в последний период стагнация может считаться и своего рода позитивным результатом, так развиваются события и до какого тупикового положения ведет нас эта политика, выпавшая из всех этих контекстов…

— Снова вернемся к оценкам: т.н. прозападная оппозиция устроила власти политический «булинг» и остро раскритиковала.. Их главный посыл состоит в том, что включенность вместе с Россией в любой формат даже рассматриваться не должен. Как на ваш взгляд, все это оказывает влияние на правящую команду?

— Во всяком случае, факт одно: из-за этой вредоносной политической реальности у правящей команды появились своего рода комплексы. И господин Залкалиани якобы перешел на оправдания себя… Что касается реальности, обществу, наверное, не нужно напоминать, что сегодня Росси является для нас очень большой страной-импортером. 96% энергоресурсов в руках российских компаний. В руках российского капитала главное направление нашей сельскохозяйственной индустрии —  виноделие. Не говоря уже о том, что пшеница и хлеб, который мы ежедневно потребляем, поступает из России в объеме 95%.  Представляете, какие объемы в этих цифрах? Колоссальные. А в это время мы, словно страусы, закопали головы в песок и говорим, что не должны разговаривать с оккупантом. Это – враждебное отношение к собственной стране, и эта политика уже привела Грузию к полной катастрофе, желаете – экономически, желаете – политически, а в плане территориальной целостности – так вообще…

— Что нам принесут подобные подходы?

— Часто горячие головы говорят, якобы Россия отобрала у Грузии все, и теперь нам уже терять ничего не осталось. Это говорят люди, которым нечего терять, которых ничего не волнует, кроме грантов, но я считаю, что нам еще много есть что терять. Однако, с другой стороны, реальность состоит в том, что мы, к сожалению, не смогли освободиться из когтей Шарля Мишеля, не смогли освободиться от каких-то политических комплексов. И в значительной степени мы и этим создаем предпосылки к тому, чтобы у определенных внешних сил постоянно была возможность воздействовать на нас…

Между прочим, бывший посол Соединенных Штатов Америки  в Грузии Ян Келли в Твиттере сказал, что Грузия участие с Россией в каком-то формате должна оценить не сложным, а невозможным. Это тоже является своего рода давлением на власть?

— Разумеется. Тем самым нам, практически, говорят, чтобы мы даже смотреть не должны в сторону России. Все это еще раз убеждает меня, что срыв потепления российско-грузинских отношений американцами возведен в ранг государственной политики, однако никакой нажим и угрозы со стороны Запада не смогут оправдать бездействие власти с точки зрения начала диалога с Россией. Вообще, мы должны понимать одно: давление будет всегда, и будет ровно таким, насколько твоя политика является негосударственной. Однако власть, если она действительно действует по государственному принципу, обязана устоять перед этим давлением и действовать с учетом не чужих интересов, а своих. Вот, это следует сегодня укоренить в грузинской политике, чтобы раз и навсегда закончилась вредная практика плясания под чужую дудку…

Беседовал Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here