Главная Рубрики Политика Дмитрий Лордкипанидзе:Для Запада и мы, и Украина являемся лишь политическими инструментами, которые...

Дмитрий Лордкипанидзе:Для Запада и мы, и Украина являемся лишь политическими инструментами, которые используются против России

Дмитрий Лордкипанидзе

Отношения между Россией и Украиной вновь обострены. На фоне того, что стороны не в состоянии договориться ни по одному из вопросов и постоянно усиливается конфронтационная риторика, возросла опасность того, что столкновение интересов перерастет в открытый вооруженный конфликт. Запад и Украина публично заявляют – Россия готовится к нападению, а в Москве это утверждение отрицают. Российская сторона заверяет, что это сама Украина планирует провокацию в Донбассе и готовит почву для того, чтобы затем во всем обвинить Москву. То, что разговор об ожидаемых провокациях со стороны Украины не лишен оснований, подтверждается на примере многих обстоятельств. Прежде всего, бросается в глаза, что в качестве автора провокаций Украина выступает не одна. Это, в частности, подтверждает стиль заявлений американцев об назревающей угрозе российской агрессии: фактически они слово в слово повторяют риторику Киева.

Кому на руку безосновательные утверждения, что Россия готовится к войне с Украиной, покажет время. Хотя одно очевидно изначально – если Запад действительно вынудит Россию, исходя из интересов ее собственной безопасности, осуществить определенные военные действия в направлении Украины, у него и правда появится повод заявить, что он давно все это прогнозировал…

14 января была осуществлена кибератака на украинские правительственные веб-страницы. Согласно сведениям, распространенным средствами массовой информации, в числе объектов, подвергнутых атаке, были веб-страницы министерств иностранных дел, образования и науки, кабинета министров. Вслед за инцидентом были сделаны заявления, что ее осуществили спецслужбы Беларуси. Заместитель секретаря Национального совета безопасности и обороны Украины Сергей Демедюк назвал даже конкретную хакерскую группу, известную под именем UNC 1151. По его словам, указанные действия были предприняты для того, чтобы отвлечь внимание и перекрыть еще более деструктивные деяния. Правда, высокопоставленный украинский чиновник не стал конкретизировать, что имел в виду под этими «деструктивными деяниями». Ответные заявления незамедлительно сделала и Россия. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков назвал все выдвинутые обвинения абсурдными. В его оценках в разумных рамках присутствовали даже элементы юмора. Он сказал, что на Украине взяли за правило во всем обвинять Россию, даже в капризах погоды… Трудно сказать, как насчет ненастья, но обвинение в кибератаке, надо полагать, и впрямь служит какой-то определенной цели. Причин называется много. По одной из версий, спекуляции на тему указанной атаки могли устраивать саму украинскую сторону, и это явилось предлогом для удаления с собственных правительственных веб-страниц определенной информации. Ясно, что речь идет о сведениях, обнародование которых совершенно неприемлемо для действующей украинской власти… Во всяком случае, тот факт, что украинская сторона безапелляционно указывает пальцем на Россию и Беларусь, уже сам по себе вызывает подозрение.

Какие процессы протекают сегодня между Россией и Украиной и как все это может отразиться на Грузии, которая рассматривается Западом и, прежде всего, Соединенными Штатами Америки в одном с Украиной геополитическом контексте?

По данному вопросу с «Грузия и мир» беседует с правозащитником Дмитрием Лордкипанидзе.

— Батоно Димитри, в последний период со стороны Соединенных Штатов и Украины все чаще раздаются заявления о том, будто Россия готовит вторжение на украинскую территорию. Идут разговоры и о различных провокациях, однако российская сторона все эти обвинения называет абсурдными и, напротив, утверждает, что те, кто их озвучивают, сами готовятся к провокациям и предусмотрительно формируют необходимую для этого информационную почву… Какие процессы происходят на самом деле и как все это может сказаться на Грузии?

— Вопрос очень сложный, комплексный, многокомпонентный, и он нуждается в многогранном подходе. Начнем с того, чем завершился 10-12 января принципиальный дипломатический триатлон, как назвали на Западе переговоры между Россией и Соединенными Штатами. Если внимательно следить за текущими процессам, нетрудно заключить, что дипломатия коллективного Запада потерпела серьезное поражение.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, что в 2022 году Запад неожиданно столкнулся с абсолютно иной российской дипломатией, которую та до сих пор не применяла на практике, если только не принять во внимание 2007 год. Российская Федерация, позицию которой конкретно и доходчиво изложил ее президент, решительно и твердо потребовала дать заверение по вопросу приостановления расширения НАТО за границы положения этой организации на 1997 год. А проигрышность позиции западной дипломатии состоит в том, что на переговорах 10-12 января Россия привела железобетонные аргументы, убедительно обосновав, почему должно быть полностью исключено расширение альянса, как он поставил под вопрос проблему ее безопасности и зачем Западу следует отозвать назад решение Бухарестского саммита 2008 года. Между прочим, первый дипломат России Сергей Лавров публично заявил, что это последняя капля, переполнившая чашу терпения… Россияне долго готовились, чтобы в конце концов предъявить Западу этот жесткий ультиматум, а Запад оказался в тупике, поскольку Россия обещаний своих менять не намерена. Что касается оказавшейся под вопросом российской безопасности, что и обусловило ультиматум руководству Североатлантического альянса, то нравится ли это кому-то или нет, но надо смириться с тем, что Кремль рассматривает постсоветское пространство в качестве своей красной линии. Соответственно, он, безусловно, никогда не допустит, чтобы альянс получил возможность разместить на нем оружие массового поражения. Повторяю, это объективная данность, которая не меняется и не изменится, а потому любые разговоры о том, что Украина и Грузия как суверенные государства вправе сами решить, в какую сторону им идти и к какому военному блоку примкнуть, есть не что иное, как чистой воды демагогия.

Чему служат спекуляции Запада о том, что Россия готовится к вторжению на Украину, понять несложно. Россия пойдет на открытый конфликт с Украиной в одном единственном случае: если, повторяю еще раз, окажутся под реальной угрозой ее стратегические интересы, под которыми подразумевается безопасность государства. Провокации такого рода и осуществляет сегодня Запад, и заявления о возможном вторжении есть попытка заранее обговорить повод для того, чтобы потом с высокой трибуны делать заявления – «Мы же об этом изначально предупреждали»…

— Думаете, что и заявления в связи с кибератакой может оказаться спекуляцией?

— Многолетняя практика свидетельствует о том, что для спекуляций используется все, что угодно. Запад, особенно Соединенные Штаты Америки, когда им необходимо, обращаются к любым путям и средствам. Так что, версия, что украинцы сами устроили против себя кибератаку, имеет под собой достаточно солидные основания. С одной стороны, чтобы так удобно замести следы своих собственных темных делишек, с другой – можно успешно использовать этот факт в информационной войне с Россией.

Вернемся, однако, к абсолютно логичному и объективному ультиматуму, который Россия предъявляет сегодня руководству Североатлантического альянса. Первое, что представляется важным – Россия строит свой ультиматум на политической основе, обвиняя Запад в нарушении данного им обещания не расширяться на восток. Второе – Соединенные Штаты, к примеру, еще начиная с 19 века провели собственные красные линии в соответствии с доктриной Монро, направленной на обеспечение безопасности всего Западного полушария. Между прочим, в 60-е годы во время президентства Джона Кеннеди, а затем и в период президента Рейгана эта доктрина активно применялась на практике. Соответственно, Соединенные Штаты фактически все полушарие обозначили как составную часть собственной безопасности, не допуская возможности распространения здесь влияния не только восточных стран, но и своих собственных европейских союзников. Возникает простой вопрос – если Соединенные Штаты как сверхдержава располагает доктриной Монро, почему такая же сверхдержава Россия, являющаяся правопреемницей Советского Союза и постоянным членом Совета Безопасности ООН, не вправе иметь собственные красные линии?! Именно так ставит сегодня вопрос российская дипломатия, и, безусловно, данный подход воспринимается как абсолютно обоснованный и справедливый. Что касается Украины, то ее в НАТО не примут и принять не смогут. Украинцы должны понимать, что любое заявление, которое касается неизбежного принятия их страны в альянс, является самой обыкновенной целенаправленной пропагандой, которая самой Украине не приносит ничего, кроме обострения ситуации с Россией, и лишь все больше отдаляет ее от возможности урегулировать данный конфликт…

— А как все эти процессы скажутся на Грузии?

— Первое и самое главное, что следует сказать и подчеркнуть, рассуждая о политических посылах в связи с данной темой, это то, что наши стратегические интересы, как и интересы Украины, не рассматриваются Западом в качестве отправной точки. Для него мы являемся политическим инструментом определенного значения и веса, а проще – расходным материалом против России, который они используют, совершенно не учитывая при этом вопрос наносимого нам ущерба, который даже не обсуждается. События 2008 года стали наглядным тому примером. К сожалению, для Украины они не послужили уроком.

А в связи с тем, как текущие процессы отразятся на Грузии, могут ответить, что лично я убежден в одном – результат будет обратно пропорционален проводимой нами сегодня политике. Если своими нерациональными подходами и слепой ориентацией Грузия еще раз доведет дело до того, что окажется в эпицентре столкновения интересов мощнейших геополитических векторов, который условно можно назвать мясорубкой, естественно, ущерб будет соответствующий. А вот если стратегия страны будет подвергнута коренному пересмотру и существующие вызовы получат адекватную оценку, а проводимая внутренняя и внешняя политика окажутся приведены в соответствие с государственными интересами, очевидно, что это позволит в большей или меньшей степени подобных угроз избежать. Впрочем, для всего этого требуются, прежде всего, интеллектуальные ресурсы, политическая воля и обладающее такой волей политическое ядро, дефицит чего, к сожалению, явно ощущается в нашей реальной жизни.

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here