Главная Рубрики Политика Гурам Николаишвили:17-летнее слепое служение НАТО в Афганистане ничего не принесло Грузии

Гурам Николаишвили:17-летнее слепое служение НАТО в Афганистане ничего не принесло Грузии

Гурам Николаишвили

9 июля на военной базе 2-й пехотной бригады в Сенаки состоялась официальная церемония по случаю завершения 17-летней миротворческой миссии вооруженных сил Министерства обороны Грузии в Афганистане. Вместе с представителями власти на церемонии присутствовали также иностранные гости. Выступая на мероприятии с речью, премьер-министр Ираклий Гарибашвии отметил вклад, который грузинские военнослужащие внесли «в укрепление международной безопасности» и суммировал их заслуги: «За 17 лет наша страна и наши доблестные военнослужащие внесли достойный вклад в дело защиты мира во всем мире и борьбы с терроризмом. Это была мужественная борьба наших бойцов, достойная борьба, которая закрепила за нашей страной имя достойного партнера, а за нашей армией – имидж храброй и профессиональной…»

Впрочем, по словам премьера, это не было главным в том, чего страна добилась своим активным участием в указанных миссиях. По его оценке, главное состоит в том, что страна наша тем самым еще больше сблизилась с евроатлантическими структурами, стала неотъемлемой частью системы международной безопасности, продемонстрировав всем, что Грузия способна выступать в роли «поставщика безопасности», что «страна готова быть поставщиком безопасности и совместно со своими партнерами вести борьбу по защите мира. Осуществлявшаяся с 2004 года в Афганистане миротворческая миссия является еще одним подтверждением этого. По числу военнослужащих, принимавших участие в миссии от государств, не являющихся членами альянса, мы были самой крупной страной-контрибьютором и на деле доказали странам НАТО и партнерам свою поддержку в ходе процесса укрепления глобальной безопасности…»

Напомним, Грузия включилась в осуществляемую НАТО в Исламской Республике Афганистан международную миссию (ISAF) с августа 2004 года, что тогдашним руководством страны был расценено как важнейшая предпосылка для интеграции в Евроатлантический альянс. В последующий период в военной кампании в общей сложности приняло участие свыше 20 тысяч грузинских военнослужащих, хотя страна так и не сумела добиться за эти 17 лет значительных успехов на пути интеграции в НАТО.

Что же дало Грузии столь широкое представительство в ходе участия в международных миссиях по безопасности и как это отразится в будущем на нашей собственной безопасности? – По этим и другим актуальным вопросам с нами сегодня беседует генерал-лейтенант Гурам Николаишвили.

— Батоно Гурам, несколько недель назад на родину возвратились последние грузинские военные, участвовавшие в международной миссии по безопасности в Афганистане. Военная кампания официально завершена. В связи с этим 9 июля на военной базе в Сенаки прошло мероприятие, на котором премьер-министр выступил с интересными заявлениями, оценив при этом вклад, которые внесли в осуществление миссии грузинские военнослужащие. По его словам, участием в ней Грузия подтвердила, что она может исполнять роль «поставщика безопасности». Хотя сначала давайте поговорим о самой миссии и о том, что нам дало активное участие в ней на протяжении 17 лет?

— То, что было сказано на этой церемонии премьером или президентом относительно вклада, совершенно верно – на протяжении 17 лет Грузия вносила львиную лепту в эту миссию НАТО. В ней приняло участие более 20 000 наших военнослужащих, были израсходованы огромные ресурсы. Все это не так уж мало для нашей малочисленной нации. Между прочим, вы, возможно, помните, что на первом этапе – я имею в виду период до 2008 года – численность личного состава из нашей страны, принимавшего участие в миротворческих операциях, доходила даже до 1800 военнослужащих. В те времена операции эти обходились Грузии от 20% до 30% военного бюджета – около 250 миллионов лари в год. Что касается расходов в последующий период, то в последние годы эти расходы составляли 30% военного бюджета, а весь военный бюджет – около 700 миллионов лари. То есть, в целом речь идет о колоссальных суммах.

— На что конкретно пошли эти деньги, как они в основном тратились?

— Ну основные траты, как видите, приходились именно на миротворческие операции, и личный состав тем самым был постоянно этими операциями загружен. Уточню как именно: от 1000 до 1200 человек принимали непосредственное участие в операциях, а здесь на месте еще 1200 готовились для их замены. После того, как отработавшие в миссии 1200 военнослужащих возвращались, им предоставлялся трехмесячный отпуск. Получается, что от 3500 до 3600 военных были постоянно заняты только и только в подобных операциях. Это составляет почти треть всего нашего личного состава. Кроме того, не надо забывать, что совместно с французскими миротворческими силами мы в составе одной роты принимали также участие в операции в Мали под эгидой Евросоюза. Кстати, эта операция обходилась нам ежегодно около 7 миллионов евро. Я уже ничего не говорю о том, что с 2004 года в Германии проходил обучение корпус быстрого реагирования нашего личного состава, содержание и подготовка которого также обошлась в кругленькую сумму…

— И что же Грузия получила взамен? Какова была цель столь большой активности в ходе участия в этих операциях и достигнута ли она по истечении 17-летнего срока?

— Хороший вопрос. В результате мы получили только политическую индульгенцию, служащую одной единственной цели – сохранению статуса нашей власти и ее так называемой прозападной оппозиции в качестве авангарда всех протекающих процессов. А что касается конкретно армии и того, что принес этот 17-летний период участия в операциях НАТО грузинским вооруженным силам, могу лишь сказать, что участие в международных операциях дало нам только знания и опыт, которые были необходимы Америке и, возможно, понадобятся ей и в будущем при проведении такого рода кампаний. В плане того, что непосредственно требуется Грузии, исходя из ее стратегических интересов, мы не получили ровным счетом ничего.

Если нам осталось на сегодня что-то реальное, то это комендантская служба, которая способна охранять определенные объекты. Чтобы в миссиях вели подготовку, к примеру, артиллеристов, или танкистов, или военнослужащих для инженерных подразделений и др., то подобная работа там не проводилась. Напротив, в условиях высокой концентрации внимания нашего военного руководства на этих операциях осталась без присмотра многочисленная техника. Многое вышло их строя, многое вообще стало непригодным к использованию…

Между прочим, артиллерия, которая всегда считалась сильной стороной грузинских вооруженных сил, сегодня находится как никогда в плачевном состоянии. Я уже не говорю об авиации и военно-морских силах, которые Изория, будучи министром, вообще ликвидировал, мол, это слишком дорогое удовольствие, и нам оно не по карману. Мы, представьте себе, располагали 37 судами, из которых 17 были боевыми кораблями, и порезали их. Часть затопили, часть продали…

— Между прочим, в период президентства Саакашвили ходили упорные слухи о том, будто развал морских сил был связан с крупным коррупционным сговором…

— Для подобных подозрений, безусловно, есть основания. После 2008 году кому-то понадобилась база военно-морского флота, которая, как известно, располагалась в Поти, и эта территория была отчуждена за… 1 лари. Сегодня все это богатство, объекты стратегического значения принадлежат частным лицам. Между прочим, там имелся великолепный терминал, куда причаливали корабли и где стояла бригада, был также учебный центр, но и его закрыли. Точно так же ликвидировали школу подготовки сержантского состава, штаб… Безусловно, все это выглядело как целенаправленная политика.

— Да, но кто мог быть в этом заинтересован?

— Все это от начала до конца сделано НАТО и Западом в соответствии с планами, которые на протяжении многих лет были ориентированы на то, что Грузии не нужна такая армия. По этим планам страна должна иметь всего от 3500 до 4000 военных для их использования в миротворческих операциях Запада. Что касается наших собственных задач, то они вообще никого не интересуют, и это в то время, когда везде, во всех регионах, включая Тихий океан, Черное и Балтийское моря, Запад в последний период на каждое учение получает резкий ответ России в виде аналогичных маневров. Представьте, своими учениями в Средиземном море Россия напугала Италию, Францию и Испанию; даже английские корабли сломя голову убегали оттуда, преследуемые «Су-34». И это реальность, а нас в такое время оставляют на произвол судьбы как пушечное мясо… 17-летнее слепое служение НАТО в Афганистане ничего не дало Грузии. Все это принесло лишь политическую индульгенцию, которая обеспечила неприкосновенность прозападному политическому спектру.

— Если подобные миссии начнутся и в будущем, какую позицию следует занять Грузии? Какая политическая линия была бы с нашей стороны наиболее правильной?

— Все сходятся на том, что политика – это обычный обмен, и когда ты что-то отдаешь, то обязательно должен что-то получать взамен. Во всяком случае, именно такой мне представляется здоровая государственная политика. Что же касается международных военных миссий, Грузия, конечно, может быть представлена в этом процессе, я не считаю, что это категорически для нас неприемлемо, однако все должно происходить в максимальном соответствии с нашими национально-стратегическими интересами. Как можно снять отсюда танкиста, направить его куда-то, а танк оставить без присмотра?! Это же откровенное вредительство! Это первое, и второе – как можно определять уровень собственной безопасности и общий уровень подготовки своих вооруженных сил успешным выполнением или невыполнением миротворческой миссии в чьей-то военной кампании?!

Нельзя, чтобы для Грузии, у которой потеряна треть территорий и, что главное, сохраняются крайне напряженные отношения с соседней сверхдержавой Россией, в качестве основной задачи ставилось участие в военных компаниях абсолютно ничего не дающего ей геополитического вектора в ущерб собственным интересам. Именно такого рода подходы и принципы завели нас за 20 лет в тупик, и, похоже, это еще не конец, поскольку будущее может оказаться еще более тяжелым и сложным. Вот что следует коренным образом изучить. Впрочем, в условиях, когда политическую повестку дня целиком и полностью контролируют субъекты, ориентированные исключительно на узкопартийные, конъюнктурные интересы, совершенно очевидно, что ждать изменений в ближайшем будущем наивно. Такие изменения могут стать частью гораздо более масштабных процессов, процессов, которые в нашей стране развития пока не получают…

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here