Главная Рубрики Политика Гулбаат Рцхиладзе:То, что решат Вашингтон, Турция и Азербайджан, то и станет руководством...

Гулбаат Рцхиладзе:То, что решат Вашингтон, Турция и Азербайджан, то и станет руководством к политике Грузии

Гулбаат Рцхиладзе

Трехсторонняя встреча Владимира Путина, Ильхама Алиева и Никола Пашиняна 11 января в столице России Москве, в рамках которой было достигнуто соглашение о строительстве новой железнодорожной магистрали, через Азербайджан соединяющей Армению с Россией, в грузинском политическом  спектре остается одним из самых рассматриваемых и спорных вопросов. Обсуждают, в основном, что указанный проект изменит в регионе, и какие позиции займут государства в условиях новой повестки дня. Значительная часть экспертов и политиков соглашаются на одном: новая железная дорога, которая соединит, с одной стороны, Армению с Россией, а с другой – Азербайджан с Турцией, поставит под вопрос транзитную функцию и потенциал Грузии. Более того, по их же (экспертов) мнению,  Грузия, возможно, даже окажется в своего рода экономической блокаде, что, естественно, значительно ослабит ее потенциал, как в регионе, так и на международной политической арене. Что изменит для Грузии это соглашение, и какие геополитические коррективы  оно внесет в повестку дня – по этому и другим важным вопросам беседует руководитель Института Евразии Гулбаат Рцхилдазе.

— Достигнутое между Арменией, Россией и Азербайджаном трехстороннее соглашение, согласно которому, должна быть построена новая железная дорога, соединяющая Армению с Россией через Азербайджан и Азербайджан с Турцией через Армению, является в Грузии предметом активного обсуждения. Власти якобы не замечают, но многие говорят,  что Грузия теряет транзитную функцию… Что для нас меняется реально?

— Этот новый транспортный коридор – перспектива отдаленная, и заявления по этому вопросу служат, скорее, разрядке обстановки после карабахской войны. Во всяком случае, пока все это оставляет такое впечатление. Что касается Грузии и конкретно мнения, что, возможно, мы потеряем транзитную функцию. Начнем с того, что Грузия, своими неправильным и абсолютно неадекватными подходами, борется сама с собой. Поскольку в то время, когда в стране экономический кризис, и грузооборот в портах и без того сократился,  страна содействовала строительству турецкой железной дороги, к тому же отказывается обсуждать возобновление коммуникации  с Россией через Абхазию и Рокский тоннель. У Турции и Азербайджана через Грузию уже есть друг с другом разносторонняя коммуникация, поэтому, с чисто экономической точки зрения, им не особенно нужно, чтобы грузы шли через Армению. Вообще, Грузия как транзитная страна для них всячески удобна, потому что и Турция, и Азербайджан прекрасно знают, что правительство Грузии никогда не воспротивится этой коммуникации и не станет выставлять новые условия, в отличие от Армении, которая, с этой точки зрения, может быть менее надежным партнером. Такова реальность, поэтому оценки, якобы Армения  приобретает новую транзитную функцию, и из-за этого в регионе коренным образом меняется повестка дня, представляются несколько нереальными. Тут, просто, есть одно: Азербайджан заинтересован иметь гуманитарный коридор, прямой подход к Нахичевани, а Армения, у которой в лице Карабаха остался в Азербайджане лишь анклав, нужна коммуникация со Степанакертом. Вот, этот обмен происходит реально. Но повторяю: это не может быть дорогой большого стратегического значения, которая сумеет составить конкуренцию транзитным коммуникациям, проходящим по Грузии.

— Однако тут, наверное, важным моментом является то, что наличием дополнительных коммуникаций с Азербайджаном заинтересована и Турция. Ведь это очевидно?

— Разумеется, такой интерес у Турции есть, и в этом ничего удивительного. Потому что тем самым она обретает еще один рычаг в регионе. Тут интересна и позиция России, которая, фактически, отказывается от влияния над Грузией и какими-то объездными путями старается создать с Азербайджаном и Арменией какой-то странный четырехугольник. Думаю, это обусловлено не очень хорошей жизнью…

Что касается нашей страны, то Грузия, разумеется, не является суверенным государством, и у нее нет возможности самостоятельно принимать решения, поскольку все это делегировано  Вашингтону и Анкаре. Однако следует сказать и то, что некоторую часть  нашего суверенитета забрал и Баку. Исходя из этого, в любом контексте, в любой геополитической конъюнктуре мы являемся лишь вопросом для рассмотрения и объектом соглашения между большими государствами. Если говорить проще — что решат Вашингтон, Турция и Азербайджан, то и станет руководством к политике Грузии. Такова наша печальная реальность, которая, наверное, ни для кого не является новостью.

— Вы упомянули соглашение между большими государствами. Как вы думаете, то обстоятельство, что в нынешней обстановке Россия, фактически, не старается обрести влияние в Грузии, что, с объективной точки зрения, наверное, не соответствует ее интересам, может ли свидетельствовать о каком-либо соглашении?

— Во всяком случае, одно уже проглядывает явно: интерес России в отношении Армении и Азербайджана вырос, и это вполне логично. Скажу больше: думаю, то, что в последнее время произошло между Арменией и Азербайджаном, Алиев заранее согласовал с Москвой. Об этом соглашении, наверное, знал также Пашинян, и велик шанс того, что он был частью этого соглашения. Иными словами, реально произошло то, что Армения должна была лишиться контроля над теми территориями, которые не входили в карабахскую автономию, и плюс город Шуша – исторически азербайджанский город. Все это вернули Алиеву. Кстати, Путин в конце октября, если не ошибаюсь, 27 октября, в рамках диалога с членами Валдайского дискуссионного клуба, заявил, что Азербайджан 30 лет ждет возвращения территорий, которые не входят в состав Карабаха… Это было заявление, сделанное безо всяких дипломатических экивоков, которым, практически, Баку был дан зеленый свет  к конкретным действиям. Разумеется, это не было спонтанное заявление, соглашение уже существовало.

Гулбаат Рцхиладзе:То, что решат Вашингтон, Турция и Азербайджан, то и станет руководством к политике Грузии

Что касается результатов, конечно же, соглашением и окончанием войны в Карабахе кавказская игра не закончилась. Мы уже видим довольно претенциозную Турцию и ее президента Эрдогана, который прямо заявил на днях: мы должны в Карабахе достичь такого соглашения, чтобы его армянскому населению не нужна была физическая защита миротворцев…То есть, мы, мол, дадим им гарантии безопасности, и никакие российские миротворцы тут нужны не будут. Россия это проигнорировала – якобы не слыхала и т.п., и это для нее нехорошо, потому что России, исходя из ее стратегических интересов, непременно нужен контроль над Кавказом; в том числе, стратегический контроль над Грузией, что совершенно не противоречит интересам Грузии.

— Давайте,  более конкретно разъясним читателю, что подразумевает или может подразумевать стратегический контроль.

— Стратегический контроль, прежде всего, означает, чтобы Грузия была на геополитической орбите. Чтобы Грузия не была противником России, не вводила сюда НАТО, не была проводником американских интересов в регионе, не основала здесь американские военные базы и т.д. Вот это интересует Россию, не то ей сто лет неинтересно, кто с какой квотой войдет тут в парламент, какой закон примут, как нам улучшить, к примеру, права трансгендеров и т.п.

Что касается позиции Грузии по поводу всего этого, мы говорим, что это – потеря независимости, отказ от суверенитета, демократии, светлого будущего, «исторического выбора» и еще многого «хорошего». Между тем, то, что мы видим на нынешнем грузинском политическом ландшафте, якобы является настоящей независимостью.

— Однако тут, наверное, отдельный вопрос – совпадает ли все это с реальными настроениями общества.

— Давайте, скажем прямо: никакого общества в Грузии не существует. Здесь все залезли в собственные норы, и все. К сожалению, это уже территория, которая погибла, и, видимо, с этим ничего не поделать. Потому что, как я сказал, Грузия полностью десуверенизирована. Что касается выхода, по идее, геополитическая логика диктует нам, что Грузия, Россия и Армения должны активно сотрудничать. Должны сотрудничать не только по экономическим направлениям, но политически и, главное, в лане безопасности. То есть, между ними должна быть координация и параллельно, конечно, диалог как с Турцией, так и с Азербайджаном….

— Как вы думаете, в условиях нынешней власти это возможно?

— Об этой власти, по правде говоря, я вообще даже говорить не хочу. Потому что, то, что мы видим и слышим, в особенности, в последний период, это полный кретинизм. Видите, Гахария на съезде партии не дали и слова сказать… Дальше этого они идти не могут, все. Так что, о каких возможностях тут говорить… С такой политикой, и это уже политикой не называется, разумеется, перспектива – ноль. Что приносит эта реальность, и что она принесет в будущем – уже ясно…

Беседовал Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here