Главная Рубрики Политика Гулбаат Рцхиладзе:Своим предложением принять участие в формате «3+3» Россия дала Грузии шанс...

Гулбаат Рцхиладзе:Своим предложением принять участие в формате «3+3» Россия дала Грузии шанс на восстановление своей целостности

«Будет ли Грузия единой или раздробленной на куски – это грузинское руководство, к сожалению, не интересует. Ему не под силу проводить независимую политику»

«Можно договориться, что мы обсуждаем в формате «3+3» исключительно темы, которые представляют интерес для всех участников», — разъяснил позицию России министр иностранных дел Российской Федерации Серей Лавров. И добавил, что у Москвы нет дипломатических отношений с Тбилиси и потому меньше возможностей объяснить Грузии все преимущества регионального сотрудничества в рамках формата «3+3». «Мы обращались к нашим турецким друзьям, к азербайджанским друзьям, к Армении с просьбой, чтобы они все-таки объяснили нашим грузинским соседям выгоду для них и для всех нас от подключения к этому формату. Такое подключение не будет их ни к чему обязывать в том, что касается их политических позиций», — заявил глава российского внешнеполитического ведомства.

Первая встреча в рамках формата «3+3» состоялась 10 декабря в Москве, однако Грузия участия в ней не приняла. Хотя на этой встрече, где на которую направили своих представителей Россия, Иран, Турция, Армения и Азербайджан, грузинский флаг все-таки был вывешен. Грузинское руководство неоднократно заявляло, что наша страна не будет даже рассматривать своего участия в формате, в который включена Россия,

Какую пользу может принести Грузии формула «3+3»? Что мы потеряем в случае своего неучастия, и как будут развиваться события, если руководство страны не возьмется за ум?

С  газетой «Грузия и мир» беседует руководитель «Института Евразии» Гулбаат Рцхиладзе:

— К сожалению, Грузией сегодня управляет власть-импотент. Пожалуй, это наиболее точный диагноз! Заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова, предложившего вразумить грузинское руководство и разъяснить ему, какую пользу принесет нашей стране формат «3+3», сильно выбивается за рамки обычных стандартов и может как раз служить убедительным подтверждением поставленного мною диагноза об импотенции нашей власти.

Форматом «3+3» Россия фактически признала, что на Южном Кавказе существует три государства, а не 5 или 6. А это означает, что она, в принципе, не считает Грузию поделенной на куски. Форматом «3+3» Россия, как бы, сделала намек на целостность Грузии. Несмотря на то, что наша страна не принимала участия во встрече, состоявшейся в Москве в рамках данного формата, грузинский флаг на ней был представлен. Причем, опять-таки, только грузинский, а не плюс флаги Сухуми и Цхинвали. Это только лишний раз подтверждает, что Грузия должна была непременно присутствовать на этой встрече в Москве.

Сухуми и Цхинвали воспринимаются на карте точками подчиненного значения, так называемую независимость которых обусловила неправильная политика Грузии. В случае верных подходов, проблемы, связанные с нашей территориальной целостностью, еще поддаются урегулированию, причем, решить их можно даже гораздо раньше, чем мне казалось это несколько лет назад. Процессы в мире развиваются стремительно. Прежде всего, я имею в виду предложения президента Российской Федерации Владимира Путина, которые он выдвинул перед странами-членами НАТО. Еще в декабре прошлого года Владимир Путин в ходе видеообщения с президентом Америки Джо Байденом, изложил имеющиеся у него требования о том, как он воспринимает проблемы безопасности вверенной ему страны. Необходимо, чтобы НАТО остановило свое расширение, особенно на восток, сказал Путин, считая это угрозой для Российского государства. Более того, было заявлено, что Россия воспринимает в качестве угрозы не только размещение вооружений у ее границ, но и «втягивание» Грузии и Украины в НАТО, чего она не допустит. Российский президент заявил об этом предельно конкретно и однозначно. Разговор также затронул проведение учений, однако перед темой, которая касалось так называемого расширения НАТО, все остальное оказалось отодвинуто на задний план. Этот ультиматум президента Российской Федерации изменил очень многое. К примеру, у Грузии появился шанс решить с помощью России накопившиеся в стране проблемы, поскольку Россия откровенно признала, что для нее крайне важен вопрос нашего вступления-невступления в НАТО. Если грузинская дипломатия существует как таковая, по сути дела она должна умело использовать названный фактор в процессе восстановления территориальной целостности.

Грузия должна самостоятельно переговорить с Россией. Раз Россия препятствует нашему членству в альянсе, наша страна просто обязана этим воспользоваться, дав северному соседу гарантию того, что не вступит в НАТО, не будет и дальше строить на этом свою внешнюю политику, но при этом выдвинет в обмен собственные условия. Вот только будет ли Грузия единой или раздробленной на куски, грузинское руководство, к сожалению, не интересует. Ему не под силу проводить независимую политику, как не в состоянии это сделать и так называемые оппозиционные силы, которые мы наблюдаем сегодня на грузинском политическом поприще. При подобном раскладе какие-либо кардинальные перемены в этой стране представить трудно.

— Вы произнесли фразу: «Россия воспринимает в качестве угрозы не только размещение вооружений у ее границ, но и «втягивание» Грузии и Украины в НАТО», однако то, что происходит, вряд ли можно назвать «втягиванием». Невзирая на то, какие процессы мы наблюдаем в последние несколько недель в мировой политике, я имею в виду переговоры, проходящие между Россией-Америкой и Россией-НАТО, грузинское руководство по-прежнему упрямо придерживается своего мнения и твердит, что интеграция Грузии в Североатлантический альянс обязательно произойдет. Глагол «втягивать» тут явно не к месту…

— В результате политики, проводимой властями нашей страны, от грузинского руководства абсолютно ничего не зависит. Российская дипломатия стала устанавливать прямые связи со странами, от которых зависит вступление-невступление Грузии и Украины в НАТО. И совершенно очевидно, что процесс этот идет в обход Грузии и Украины. А потому только от Америки теперь зависит, как станут развиваться события и какое решение будет принято относительно приема двух этих стран в Североатлантический альянс. Правда, на данном этапе Америка не соглашается с Россией в том, чтобы не принимать Грузию и Украину в данную организацию, и это всем известно, но, тем не менее, никто не может утверждать, что США аналогично станут вести себя и в будущем. Потому я считаю, что прямой диалог с Россией обязателен для нашей страны.

Нынешнее руководство Грузии продолжает саакашвилиобразную дипломатию, дуясь на Россию, при этом сами мы постоянно пребываем в позе просителя и умоляем то подешевле продать нам пшеницу и растительное масло, то поощряем российских туристов для посещения нашей страну…  Тем временем, Зураб Абашидзе отправляется с какими-то вопросами в Женеву, встречается там с Карасиным, и меня между прочим, интересует, почему в рамках грузинско-российских отношений надо улаживать проблемы Бидзины Иванишвили?! Зурабу Абашидзе отведена серьезная роль, и, наверное, именно ему следует сказать все то, о чем сейчас говорю я…

— Может вам следует позвонить Зурабу Абашидзе, изложить свои соображения и задать ему вопросы?

— Я действительно хочу спросить у Зураба Абашидзе: батоно Зураб, не думаете ли вы, что настала пора Грузии напрямую установить дипломатические отношения с Российской Федерацией, при этом, было бы разумней, вместо женевских переговоров, сесть с Москвой за стол в рамках формата «3+3» и начать договариваться? Дело в том, чтоГрузия и не думает сдвинуться с мертвой точки, мы просиживаем себе одно место, занимаемся мазохизмом. Чему ж тут удивляться, если в жизни страны не ощущается никаких перемен?!

— Каким окажется результат, если все будет продолжаться, как раньше, и во внешней политике нашей страны ничего не изменится?

— Задам вам простейший вопрос: как вы думаете, выдвинув Западу требования по поводу прекращения расширения НАТО, российский президент не знал, что ему ответят отказом? Понятно, что Америка не могла ответить иначе на ультиматум, предъявленный президентом России в такой резкой форме, это было бы воспринято со стороны, как потеря Соединенными Штатами своего лица и объявление о своей капитуляции. Естественно, Запад и Америка пойти на это не могли. Однако военная риторика со стороны Москвы усиливается, и несомненно Россия проведет консультации со своими военными экспертами. А это означает, что будут осуществлены военно-профилактические мероприятия, и, не исключено, что они коснутся Грузии, если мы до тех пор не возьмемся за ум.

Вся наша страна восклицает, российская армия находится в 40 километрах от Тбилиси. Однако меня, например, российская армия не пугает, пусть ее боится наша власть, которая толкает Грузию в пропасть, надеясь на НАТО и Америку, и которая на самом деле служит лишь полотенцем, о которое НАТО и Евросоюз вытирают руки, а, использовав, попросту выбросят, как грязное белье.

Беседовала

Эка Наскидашвили

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here