Главная Рубрики Политика «Синдром Окруашвили» и американские танки в Грузии

«Синдром Окруашвили» и американские танки в Грузии

В мае пройдут грузино-американские военные учения «Благородный партнер». Они могут вызвать резкую реакцию Кремля. Интересно, как повлияют эти учения на отношения Грузии и России.

По сведениям командующего сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенанта Бена Ходжеса, в учениях, помимо десантной роты, участие примет также танковая рота, которую перебросят в Грузию по Черному морю. Это не первый случай, когда в нашу страну будет введена американская техника. К примеру, в прошлом году американцы подключили к аналогичному учению 14 единиц боевых машин пехоты «Бредли». Казалось бы, какие изменения может вызвать небольшое количество танков, однако в данном случае следует сосредоточить внимание на символической составляющей политики.  

В восприятии россиян танк является главным символом военной мощи. В США и Великобритании, в истории которых решающее значение сыграло превосходство на море, иная ситуация — там мощь и силу олицетворяет корабль (в первую очередь, авианосец).

Появление в Грузии американских танков, скорее всего, выведет из себя российских телезрителей, и Кремль, с большой степенью вероятности, посчитает нужным продемонстрировать острую реакцию. Можно вспомнить эпизод с прибалтийскими странами – несмотря на то, что они давно являются членами НАТО, российское общество, было крайне раздражено, когда там появилась тяжелая бронетехника США (в 2015 году). Вообще национальная психология – штука достаточно сложная и туманная, однако вне всяких сомнений, современные россияне воспринимают появление американских танков в бывших республиках СССР  примерно так, как их предки воспринимали прорыв немецких танков под Смоленском, и это как раз тот случай, когда война символов может оказать значительное влияние на политику.

Вашингтон не может преодолеть сопротивление своих европейских союзников и ввести Грузию в НАТО. В этом отношении предстоящий саммит Североатлантического альянса с 99-процентной вероятностью окажется таким же безрезультатным, как и предыдущий. Это приведет к очередному крушению надежд той части грузинского общества, которая считает, что быстрое вступление Грузии в НАТО вполне возможно, и усилит нигилистическое отношение к Белому дому и его возможностям. Американцам важно хотя бы частично компенсировать подобные настроения, и демонстрация военной мощи достаточно эффективное средство для этого. Их бы очень устроило, если б все проблемы такого рода грузины связывали только с «трусливой Европой», а дядюшка Сэм мог предстать на ее фоне как «благородный партнер» (учения назвали именно так). В этом плане «Абрамсы» надо рассматривать как инструмент для проведения операций в символическом пространстве. Американские танки дадут возможность правительству Грузии, преже всего, его радикально настроенному прозападному крылу, на время убедить избирателей, что партнерство приносит осязаемый результат.

Вот только насколько безопасна подобная политика? Михаил Саакашвили, будучи неспособен отличить реальное от воображаемого, в какой-то момент решил, что некоторые символические жесты американцев являются гарантией безусловной поддержки. Это стало одной из важных предпосылок катастрофы 2008 года; Саакашвили совершенно всерьез верил, что в критический момент США подключатся к боевым действиям. Нынешнее правительство, при всех его минусах, не увязло в политической шизофрении в такой степени. Впрочем, существует одно направление, которое заслуживает особого внимания.

Можно было бы назвать «синдромом Окруашвили» непонятный недуг, одолевающий в последние годы наших министров обороны. В какой-то момент они словно утрачивают способность адекватно воспринимать реальность и делают заявления, вызывающие весьма нервную реакцию за рубежом. Первоначально этот синдром проявился именно у Ираклия Окруашвили, обещавшего нам встретить Новый год в Цхинвали и позволявшего себе крайне оскорбительные высказывания в адрес России. Можно также вспомнить (оставим в покое Кезерашвили с его идеей «ржавых российских танков» и не будем впустую тратить время на Шашкина) предложение Ираклия Аласания разместить в Грузии элементы американской противоракетной обороны, которое он не согласовал с первыми лицами государства и которое, как видно из последующих комментариев, оказалось неожиданным и для американцев. Это был уникальный случай проведения «частной», независимой от правительства страны внешней политики. Затем на авансцену вышла Тина Хидашели, сделавшая очень бестактный комментарий в связи с блокадой Ленинграда. Заместитель министра иностранных дел Российской Федерации Григорий Карасин заявил, что заявления Хидашели «выходят за все рамки». Пребывавший тогда в должности министра иностранных дел Грузии Георгий Квирикашвили очутился в довольно неловком положении и был вынужден сказать: «Я не верю, что Тина могла сказать что-либо подобное». «Ленинградская блокада была примером героизма, и это неприкосновенно», — добавил Квирикашвили. Позже Тина Хидашели высказалась так: «Современный цивилизованный мир практически не расходится во мнении, что мы оказались перед лицом двух главных вызовов. Это «Исламское государство» и Россия». Интересно, насколько соответствуют эти ее заявления курсу правительства, которое предусматривает нормализацию отношений с Россией?

Почему это происходит именно с министрами обороны после «революции роз»? – Вообще, близость к оружию и боевой технике вызывает у инфантильных людей иллюзию всесильности и создает преувеличенное представление о себе. К тому же, министрам обороны приходится работать в тесном контакте с зарубежными партнерами, в частности, с американцами. Возможно, они считают, что чем радикальней ведут себя по отношению к России, тем больше очков заработают в глазах западных партнеров (и это ошибка). В любом случае, вероятность того, что Тина Хидашели попытается превратить предстоящие грузино-американские учения «Благородный партнер» в антироссийскую демонстрацию, выглядит достаточно высокой, если принять во внимание все ее предыдущие заявления.  

По-видимому, пришла пора рассмотреть эти процессы и в более широком контексте. В последние месяцы мы стали свидетелями своего рода «соревнования» между Евросоюзом и Россией, где один соперник упростил визовые процедуры и другой немедленно сделал то же самое. Надо полагать, аналогичное произойдет и в случае отмены виз. Несмотря на полыхающую на континенте «войну санкций», у Грузии со всеми странами сохраняются нормальные торговые отношения, и в ближайшее время она может получить дополнительные преференции. Не исключено, что, благодаря стечению обстоятельств, в какой-то момент мы окажемся примерно в том же положении, что и Финляндия в годы «холодной войны», когда она получала бонусы как от Востока, так и от Запада. Это, конечно, не решит всех проблем, но принесет немалую пользу. Вдобавок к этому, на фоне вполне миролюбивой конкуренции России и Евросоюза, Китай приступил к реализации новых транзитных проектов. Активность китайских компаний возрастает. В подобной ситуации Вашингтон мог почувствовать, что он постепенно оказывается в положении «вне игры». На его политике в Грузии тяжким грузом висит сорвавшаяся интеграция в НАТО и поддержка режима Саакашвили, имевшая место со стороны администрации Буша, которую многие, огорченные подобным подходом, грузины не забыли до сих пор. Однако если Белому дому удастся изменить правила игры и ввести ее в рамки логики «холодной войны», у него появится возможность обойти конкурентов. С этой точки зрения колонна «Абрамсов» может сыграть роль своеобразного катализатора.

 «Изюминка» «холодной войны» в данном случае заключается в том, что она ставит европейцев в зависимость от американцев. Алгоритм можно представить так: а) предпринимаются действия, которые вызывают раздражение Кремля и пробуждают у него него ощущение приближающейся опасности; б) Кремль переходит к политике конфронтации и к использованию соответствующих инструментов; в) исходя из угрозы, политика Евросоюза в регионе  становится подчиненной по отношению к политике США; плюс к этому, в виде бонуса – г) торпедируется влияние Пекина  на Южном Кавказе, которое медленно, но неуклонно растет.

Грузинское руководство, предположительно, попытается повернуть все так, чтоб и европейские овцы остались целы, и американские волки были сыты. Не исключено, что дав возможность Хидашели обратиться к антироссийской риторике, правительство постарается сбалансировать ее заявления устами других министров. За рубежом привыкли к тому, что позиция любого члена правительства не противоречит позиции правительства в целом, поэтому ситуация, когда разные министры пытаются «уравновесить» заявления друг друга, выглядит для них ненормально. Однако  главная опасность в том, что демонстрация американской мощи может породить неадекватные ожидания и иллюзии у части политической элиты (и общества), как это случилось около десяти лет назад. Одним из серьезных долговременных результатов этого, может стать – формирование заново «партии ястребов» в Грузии или, если угодно, ее реинкарнация.

Мы может стать очевидцами интересной трансформации. Республиканская партия как в период Шеварднадзе, так и в годы правления Саакашвили относилась к лагерю «голубей» и предлагала очень мягкие рецепты для улаживания конфликтов. Республиканцы говорили о России много плохого, однако, в отличие от «националов», никогда не пытались строить  свою политику в соответствии с конфронтационной риторикой. Но после того, как Тина Хидашели начала озвучивать идеи, характерные для «синдрома Окруашвили», создалось впечатление, что «голуби» могут превратиться в «ястребов». Жесткая антироссийская риторика популярна среди представителей определенной части электората, ориентированного на Запад, и «националы», а также, время от времени, «Объединенные демократы» Аласания используют ее для их привлечения избирателей. Возможно, то же самое попробуют сделать и республиканцы, и в этом не будет ничего удивительного, просто нынешний статус Хидашели делает ситуацию двусмысленной. Поэтому, наверное, желательно, чтобы в предвыборный период Тина Хидашели ушла в отставку (тем более, что к ней имеются вопросы в связи с промежуточными выборами в Сагареджо), чтобы не создавать своими заявлениями дополнительных проблем для страны. Что же касается учений «Благородный партнер», то говоря о них нам, вероятно, лучше всего руководствоваться известным высказыванием Зигмунда Фрейда: «Иногда сигара – это просто сигара». Соответственно, «военные учения – просто военные учения», и спекуляции политиков на эту тему ничего хорошего Грузии не принесут.

Дмитрий Мониава

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here