Главная Рубрики Политика «Чувство, что страна и народ бесхозны, появилось не сегодня, оно у нас,...

«Чувство, что страна и народ бесхозны, появилось не сегодня, оно у нас, грузин, есть все время, как была объявлена независимость»

Гия Хухашвили

Несмотря на то, что нынешняя власть претендует на то, что она «национальная», грузинское общество охвачено ощущением собственной бесхозности. В социальных сетях часто можно прочитать: «Почему у меня чувство, что страна оставлена бесхозно?», и  там же – ответ: «Потому, что она бесхозная!». Об ощущении «бесхозности» грузинского общества и на другие важные темы беседуют эксперт по вопросам экономики Гия Хухашвили и руководитель «Института Евразии» Гулбаат Рцхиладзе.

«Правление нашей власти похоже на северокорейскую модель, их замкнутость только это и напоминает»

Гия Хухашвили, эксперт по вопросам экономики:

— Если обратиться к истории Грузии за последние 30 лет, то мы, действительно, прошли различные этапы. Видели погрязшую в коррупции власть, видели диктатуру, жестокую и беспощадную… А в сегодняшней власти все пороки собрались воедино , но качество исполнения – слабое, не смогли достичь «высот» ни в коррупции, ни в направлении диктатуры, но пороки, действительно, усвоили. Сегодня у нас власть,  обладающая всеми плохими свойствами, какие мы только видели, но в относительно низком регистре.

— У людей чувство незащищенности. Они считают, что у страны нет власти, и мы остались бесхозными. К примеру, когда у первого лица страны спросили по поводу обесценивания национальной валюты, он во всем обвинил деструктивные силы оппозиции.

— Упоминая о первом лице страны, обязательно нужно назвать и фамилию, поскольку мы не знаем даже того, кто является первым лицом. В этом случае вы, наверное, имеете в виду Бахтадзе…

Кивать в сторону кого-то – поведение обанкротившейся власти. В  потрясения экономики последнего периода определенную лепту внесли и «националы», но эта лепта – 5%, остальное – на «совести» власти. Что бы ни устроили «националы», это могло вызвать скачкообразное падение курса лари, но  мы уже видим стабильное падение курса, которое началось до 20 июня.

Большой шум поднялся вокруг порта Анаклиа. Если присмотреться к течению процессов и обратим внимание, когда начинаются эти беспорядки, увидим, что это начинается тогда, когда должен быть собран инвестиционный пакет проекта..

Американцы хотят построить и финансировать порт Анаклиа, но они требуют долгосрочных политических гарантий, в противном случае, как говорят, он вообще  построен не  будет. В такой ситуации возникает мысль: не разговаривает ли наша власть с Америкой на языке шантажа?

— А может ли власть говорить с Америкой на языке шантажа?

— Может ли власть страны третьего мира разговаривать с Америкой на языке шантажа – эта другая тема и сумасшествие. Но я все же думаю, что это так, поскольку у правительства нет иного пути, они хотят сохранить власть, и это для них вопрос жизни и смерти. Исходя из этого, они пойдут на любое сумасшествие. Все это они делают в состоянии аффекта.

У общества, действительно, присутствует чувство, что страна осталась бесхозной, поскольку находящаяся в аффекте власть заперта в бункере, у нее отключен интернет, телефон, прервана коммуникация с внешним миром, и они разговаривают только друг с другом. К тому же. говорят не что-то умное, а то, какие они крутые, как их любит народ. Правление нашей власти похоже на северокорейскую модель. В Северной Корее друг другу доказывают, что скоро запустят спутник на Марс. Точно так же и они — сами себя подбадривают.

Наша власть приперта к стенке, а припертый к стенке человек становится опасен. Потому я не думаю, что мы особо должны наступать на власть, наоборот – должны оставить ей коридор для прохода, но обязательно объяснить, что их дело безнадежно. Что такого должно случиться, чтобы они остались у власти?

«Мечта» уйдет, но мы должны их убедить, что уход из власти – это не трагедия, и жизнь продолжается. Если правящая сила останется при мнении, что должна сохранить власть любой ценой, тогда они станут еще опаснее. Они не могут делать дело. но портить умеют хорошо.  Классическим примером этого является Саломэ Зурабишвили, которая только все портит. Сейчас мы немного спокойны, она ездит собирать персики, и  еще ничего…

Гулбаат Рцхиладзе

«Для Америки Грузия отошла на задний план»

Гулбаат Рцхиладзе, руководитель «Института Евразии»:

— Чувство того, что страна и народ бесхозны, появилось не сегодня, оно у нас, грузин, есть все время, как была объявлена независимость.

В парламенте 1992 года был такой депутат, по фамилии Сумбаташвили. Он однажды выступил с речью и сказал Шеварднадзе: «Господин Эдуард, вы не сумели главного, не нашли стране хозяина». Он имел в виду «хозяина» за пределами страны… Так думал не только этот депутат, подобный настрой был в обществе, и сегодня  он такой же. Мы ищем хозяина за пределами страны, несмотря на то, что все время твердим: «Мы должны принадлежать сами себе».

Мы, грузины — слабое общество, спасения ищем вне дома, поэтому все из страны бегут. Никто не думает о самоорганизации и о том, чтобы заботиться о стране. Если иностранец приезжает, чтобы обрабатывать грузинскую землю, почему нам это не удается? Желательно, чтобы мы именно из-за этого  оказали на власть давление, чтобы грузины обрабатывали земли, создавали фермерские общества. Но такое желание есть у единиц. Создана уродливая система, и не удивительно, что у нас чувство собственной бесхозности.

Это чувство вызывается и тем, что у нас на всех четырех сторонах страны есть проблемы – никто не является нашим другом, мы это осознаем.

— Америка даже не назначила нам посла, и, несмотря на то, что большая часть населения этого и не хочет, все равно говорят, что и Америка на нас «наплевала»…

— Да, это так, поскольку внешняя политика Америки меняется во многих вопросах. Существует постоянство и переменчивость. Грузия попала в переменчивость. У Америки не только с Россией  напряженные отношения, деэскалацию которых пытается произвести Трамп, у Америки напряглись отношения с Турецкой Республикой, которая является ее очень важным партнером и значительным членом НАТО. У Турции уникальное географическое положение. Она контролирует проливы Босфор и Дарданеллы, которые являются границей между Европой и Азией, также единственным входом и выходом из Черного моря. Америка сначала же придавала этой стране особое значение. Независимая политика Эрдогана, восхождение экономики, рост амбиций Турции вызвали определенные перемены. Бунт 2016 года в Турции изменил многое. Бунт связан с Америкой  — Гюлен, который признан в Турции террористом, находится в Америке, и американцы отказываются передавать его туркам. Это породила недоверие к Америке. Нам известно, что  систему противовоздушной обороны Турция приобрела от России.

Наша страна расположена на востоке Черного моря, между Россией и Турцией, поэтому для США Грузия уже не легко достижима, и Черное море для Америки стоит под вопросом..Америке нужно заняться акваторией Румынии и Болгарии. Есть проблемы в отношениях с Украиной. Грузия все равно остается для  американцев важной страной, но мы для них – скорее, объект для заботы, нежели удобное орудие, поэтому Грузия отошла на задний план. Это совсем неплохо, поскольку, когда Америка становится активна, и сюда приезжают президенты (имею в виду посещение Буша), это нам приносит несчастья – через три года после приезда Буша мы ввязались в полномасштабную войну. Надеюсь, спад интереса  США – это шанс для Грузии, чтобы мы сбалансировали свои отношения с соседней страной. Но этого наша никчемная власть не сумеет, поскольку нужны радикальные изменения.

Эту власть мы должны переизбрать путем выборов, но, к сожалению, выбирать некого. Вот, думаю: не включиться ли и мне в избирательный марафон, что уже плохо. Когда у человека, который никогда не думал о политической активности, появляется такая мысль, это означает, что все плохо.

— Когда эта власть уйдет, как ее будет вспоминать народ?

— У этой власти имени нет, они настолько безликие, что  у них даже имени не останется. Для страны ничего не решит, ни если они уйдут, ни если останутся. В таком большом политическом спектре не нашлось ни одного умного человека, который бы сказал: что вы творите? Что вы делаете? Начиная с 20 июня, страна парализована. Оказывается, мы должны проводить антиоккупационные митинги. Это же сумасшествие?!

Вспоминаю 1990-е годы, когда мы то проводили митинги против России, то кричали «Вон – Буша!». Мы вернулись к митингованию, к палаткам, будут создаваться банды, к тому же – более сильные, чем раньше. Выхода нигде не видно…

Подготовила Эка Наскидашвили

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here