Главная Рубрики Политика Что дает Грузии отказ от участия в формате «3+3»

Что дает Грузии отказ от участия в формате «3+3»

Пока на Украине соревнуются между собой Порошенко и Зелинский, а в Грузии – наци и мечтатели, пытаясь доказать, кто же из них безмолвный раб и больше предан Западу, Россия полностью выбила из рук этих двух своих единоверных соседей рычаги, необходимые для осуществления транзитной функции.

Она в обход Украины проложила в Европу газопровод «Северный поток-2», тем самым лишив украинцев функции подачи природного газа европейцам. А проводящую неадекватную политику Грузию Россия оставила без самого главного преимущества, которым та обладала, выполняя роль стратегического перекрестка с востока на запад и с севера на юг и который не могли обойти Турция, связываясь сухопутным путем с Азербайджаном, Россия – с Армений, а Армения – с Ираном. 

После визита в Москву армянский премьер Никола Пашинян вынужден был открыть коридор для Азербайджана и Турции. Этим свои решением премьер-министр Армении предпринял серьезный шаг, в результате которого Грузия теряет крупный транзитный маршрут.

При этом наша страна в очередной раз заявила об отказе участвовать в формате «3+3». С идеей данного формата президенты Азербайджана и Турции – Ильхам Алиев и Реджеп Тайип Эрдоган выступили  еще10 декабря 2020 года. Формат «3+3» подразумевает взаимное сотрудничество трех стран Южного Кавказа – Азербайджана, Грузии и Армении и трех крупных государств региона – Ирана, России и Турции. Он будет включать в себя вопросы обеспечения безопасности, развития экономики и решения транспортных проблем.

6 октября 2021 года министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров заявил на пресс-конференции, что он обсудил вместе со своим иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахианом вопрос о создании так называемого формата «3+3». По словам Лаврова, иранская сторона позитивно оценила данную инициативу. Подобное же отношение к ней высказывают Азербайджан и Турция.

Министр иностранных дел Грузии коснулся возможности участия в этом формате нашей страны 8 октября: «В какой-то форме мы должны все-таки присутствовать в таких крупных геополитических проектах и отношениях, но, безусловно, не за счет государственных интересов и каких-либо уступок оккупантам».

Позже пресс-служба внешнеполитического ведомства поторопилась «уточнить», что заявление Залканиани было распространено в неправильной интерпретацией и что Грузия не рассматривает возможность своего участия в формате «3+3» совместно с Россией.

Относительно процессов, протекающих в регионе, с нами беседуют сегодня политологи Реваз Киласония и Сосо Цинцадзе.

«Транзитная функция Грузии постоянно сокращается. Полностью утратив статус транзитной страны, мы окажемся в очень тяжелом положении с геополитической точки зрения»

Реваз Киласония, политолог:

— Грузия всегда выполняла функцию главного транспортного пути в Закавказье. Это считалось нашим неоспоримым преимуществом.

В 20-е годы прошлого столетия отношения между Турцией и Арменией обострились. В течение ста лет между двумя странами отсутствовали какие бы то ни было контакты. Затем в 90-е годы напряглись отношения и между Армений и Азербайджаном, между ними прекратились связи на дипломатическом уровне. Не было никаких взаимных перемещений и транзита. В результате таких исторических явлений Грузия стала главным транспортным энергопроводником, основной транспортной страной региона, поскольку между Арменией и Азербайджаном полностью отсутствовали какие бы то ни было связи, а Азербайджану требовалось поставлять свои энергоносители в Европу. По этой причине он занялся транспортированием своей продукцию в Турцию, а затем в Европу в обход Армении – через Грузию.

После так называемой второй Карабахской войны между Азербайджаном и Арменией сформировалась совершенно иная геополитическая реальность. Несмотря ни на что, политики сели за стол переговоров и трезво, адекватно подошли к важнейшим вопросам, отложили в сторону чувствительные темы и приняли решение о том, что Азербайджан напрямую свяжется по суше с Турцией, а дальше с Европой, Турция сухопутными маршрутами свяжется с Азербайджаном и дальше с Россией, для Армении откроются пути в направлении России не только через Грузию, но и через Азербайджан. Таким образом, транзитная функция Грузии постоянно сокращается. А полностью утратив статус транзитной страны, мы с геополитической точки зрения окажемся в очень тяжелом положении. Перед Грузией встанут огромные проблемы.

Когда страна теряет функцию, это следует расценивать как огромную политическую потерю. Речь идет не только о потерях экономических, которые будут колоссальными. Любая экономическая активность тесно связана с политикой. Для Грузии как страны-энергопроводника транзит крайне важен. Он является своего рода политическим оружием, которым мы, возможно, и в незначительных масштабах, но все же можем оказывать какое-то влияние на те или иные страны. Если же мы потеряем и этот рычаг, то утратим даже то небольшое качество суверенитета, которым сегодня, якобы, обладаем.

А самое плохое, но одновременно и самое интересное во всем этом то, что грузинское руководство вообще не принимает никакого участия в процессах, происходящих вокруг нашей страны. Более того, глядя на поведение наших властей, начинаешь думать, будто вокруг вообще ничего не происходит. Даже не знаю, как это назвать – политикой нежелания ничего видеть и слышать, или они там и правда не представляют, что происходит по соседству?!

Внимание общества перенесено не внутренние проблемы, которые, по правде говоря, для меня и огромного числа людей, мыслящих, как я, абсолютно ничего не значат. А вот то, что действительно нас сильно волнует, что действительно имеет жизненно важное значение для нашей страны, для ее экономики, суверенитета, все это происходит и планируется в обход Грузии.

Армения, Азербайджан и Турция столетиями не общались друг с другом, однако сумели переступить через взаимную неприязнь, стали мыслить по государственному, в интересах благополучия своих стран, намерены извлекать из отношений сугубо экономическую и политическую выгоду. А Грузии, и это видно воочию, так называемые западные партнеры не позволяют развернуться, проявить волю – называйте это, как хотите. Факт, что процессы в нашем регионе протекают независимо от нас, нам запрещено поддерживать любого рода отношения с Россией, и совершенно очевидно, что именно это является причиной нашей бессмысленной региональной пассивности. Если даже страны, бывшие врагами, сумели в какой-то форме изыскать возможность для налаживания отношений, почему мы не в состоянии поступить так же в отношение России? Ответ может быть лишь один: Запад запрещает нам это делать.

— Грузинское руководство заявило о своем отказе участвовать в формате «3+3», в рамках которого Турция, Иран, Россия и закавказские страны должны были совместно искать пути к сотрудничеству и, благодаря этому, надо полагать, начать договариваться по многим важным вопросам…

— Предполагается, что в данном формате три большие и три малые страны соберутся и поведут разговор именно о транзите, который имеет столь жизненно важное значение для Грузии. Хотя, конечно, не только по этому вопросу…

Когда планировался формат «3+3», нас, Грузию, никто ни о чем не спросил, однако нам дали понять, мол, подключайтесь, садитесь к столу переговоров, и давайте, наконец, решать проблемы, чтобы обеспечить конкретные результаты. Однако руководство нашей страны заявило в ответ о категорическом отказе, причем, даже не попытавшись разобраться в содержании формата. Полагаю, грузинское внешнеполитическое ведомство отказаться от встречи по формату «3+3» принудил Запад. Мы и такие государства, как наше, никогда подобные решения независимо принимать не могли.

— Вы сказали, страны, как наша, и потому давайте затронем и процессы, происходящие на Украине. Украина ведь тоже осталась вне транзита природного газа, а эта транспортная функция и для украинцев имела очень большое значение…

— Российский фактор и влияние России очень велики и день ото дня возрастают, в том числе, в Европе. Россия сумела проложить маршруты по различным направлениям, и Украина тоже распрощалась транзитом энергоресурсов. Повторяю, влияние России растет, и если наша страна закрывает на это глаза, то это крайне несерьезно. Россия остается самым крупным энергодобывающим государством в мире, и, естественно, это будет оказывать влияние и на Европу, и не только на нее. А то, как при этом будут отзываться о ней так называемые партнеры нашей страны, как они станут обманывать дальше грузинских политиков, существенного значения не имеет, поскольку влияние России как сверхдержавы на Евразийском континенте с каждым днем возрастает.

Сосо Цинцадзе

 «Если наше правительство оставит вне поля своего зрения процессы, протекающие в Закавказье, если начнет гнаться за уже тронувшимся поедом, будет очень поздно, и Грузия полностью растеряет весь свой статус»

Сосо Цинцадзе, политолог:

— Любой новый транзит с севера и с юга – это выпавшая из нашего кармана серьезная транзитная пошлина. Почему происходит так, что мы вечно остаемся вне игры? Ответ на этот вопрос было бы, наверное, предпочтительней выслушать и уст нашей власти и руководства страны.

Если наше правительство оставит вне поля своего зрения процессы, протекающие в Закавказье, если начнет гнаться за уже тронувшимся поедом, будет очень поздно, и Грузия полностью растеряет весь свой статус.

Намечаются новые структурные контуры, в которых возрастает роль Закавказья, однако насколько окажется в данном контексте в выигрыше или проигрыше Грузия, сказать пока сложно. Далеко не все ясно и с самим форматом «3+3». Впрочем, наша страна изначально заявила о своем отказе участвовать в нем, и хотя мы действительно плохо представляем, что содержит в себе эта идея «3+3», преждевременно отказываться от того, чего не знаешь, я лично считаю огромной глупостью и невежеством.

С инициативой по формату «3+3», как известно, сначала выступила Турция, а затем к ней присоединилась и Россия, причиной чему послужила напряженность, возникшая в отношениях между Ираном и Азербайджаном. Тегеран сделал несколько публичных заявлений о том, что третья военная сила не должна вмешиваться в дела Закавказья, причем, под третьим государством имелась в виду не Россия. Речь шла об Израиле, который ко всеобщему удивлению имеет очень тесные отношения с Азербайджаном. Азербайджан покупает у Израиля подавляющую часть военной техники. Данный факт очень нервирует Иран. Там это расценивают как измену, потому что тем самым Азербайджан вводит в Закавказье нового игрока. А это для Ирана совершенно неприемлемо, и тогда Россия выступила с инициативой сесть к столу переговоров в формате «3+3»

Данная инициатива Лаврова явилась главным стимулом для Закавказья и трех других стран. Армения и Азербайджан согласились на это предложение, и мы знаем, что Армения открыла дорогу из Азербайджана в сторону Нахичевани. Тогда же было сказано, что и Грузия должна быть готова сесть к столу переговоров, однако наше руководство немедленно заявило об отказе.

У формата «3+3» немало препятствий, и его будущее весьма туманно, однако факт, что Россия начала раскладывать новый, скажем так, дипломатический пасьянс в Закавказье, а это непременно приведет к серьезным геостратегическим изменениям. Предложение России всем, кроме Грузии, представляется заманчивым.

Не имеет значения состоится или нет формат, предложенный Лавровым этим шести государствам, как не имеет значения для оставшихся пяти государств, примет ли участие во всем этом Грузия, потому что все пойдут на соглашение, а наша страна попросту останется вне игры.

Раз уж Грузия отказывается от участия в процессах, протекающих в нашем регионе, у нее должны быть под рукой какие-то альтернативные предложения. К примеру, мы должны быть уверены, что нас безоговорочно и вне всяких сомнений примут в Евросоюз, но ведь это исключено?!

Если наша страна заявит об участии в формате «3+3», где присутствуют Россия, Азербайджан, Турция и Иран, она морально отдалится от Европы, которая, по правде говоря, и так ничего для нас не делает. Поэтому перед грузинской дипломатией стоит крайне сложная задача…

— Тот, кто следит за процессами на Евразийском континенте, замечает, как Российская Федерация явно на нем доминирует. Не укроется от внимательного глаза и то, что вся Европа уже стала «пророссийской»…

— Европа слабеет, мы это видим. Соответственно, крепнет Евразия, что совершенно естественно. Европа переживает серьезный нефтяной кризис и нехватку природного газа, и единственным, кто может их спасти, является российский президент Владимир Путин. Я говорю это для того, чтобы все поняли – Европе сейчас не до Грузии и еще долго будет не до нее. Позиции Россия в Европе крепнут, а это делает эфемерными шансы Грузии на вступление в Евросоюз.

Помимо возможностей и имеющихся рычагов, российскую дипломатию отличает высочайший профессионализм. Так что, перед Грузией появилось много вызовов. Несмотря на то, что пока просматриваются лишь контуры планов и форматов, которые Россия намерена примерить к Закавказью, для Грузии оставаться в стороне от всего этого неправильно. Мы должны досконально разобраться, что означает формат «3+3». С точки зрения дипломатии абсолютно невообразимо и неприемлемо заявлять об отказе от незнакомого и неизученного проекта.

Руководство нашей страны и дипломаты могли бы, например, сказать – мы внимательно следим за развитием обстановки и действуем, исходя из национальных интересов. Подобные фразы в дипломатии считаются своего рода стандартом, идущим еще от Древнего Рима, и подобные нейтральные заявления не вызывают споров.

За заведомым отказом должно было тут же последовать разъяснение для грузинского народа, а затем и для политиков других стран – на что мы рассчитываем, и раз уж не принимаем участия в весьма важном для региона проекте, каковы наши планы, особенно в то время, когда непосредственные соседи Армения и Азербайджан оказались в противоположном лагере.

Непонятно, как можно безоговорочно отказываться от того, чего не знаешь?! У нас нет никаких рычагов, чтобы этому проекту воспрепятствовать, напротив, нам необходима Россия! На дворе осень, и весь полученный урожай предстоит вывозить в Россию. А тем временем заявлять об отказе от участия в столь значительном проекте, как формат «3+3», только потому что в нем участвует Россия, нижайший уровень и полная дурость.

Ребенок еще не родился, а его уже назвали Абрамом – так ведет дела грузинская дипломатия. Еще не разобрались, что, собственно, происходит, что собирается предложить и предпринимать Сергей Лавров, пригласив шесть стран к столу переговоров, а уже говорят «нет»…

Подготовила

Эка Наскидашвили

P.S. Материал был уже готов к публикации в газете, когда Грузию посетил с официальным визитом министр обороны США Ллойд Остин. С его приездом дали знать о себе заслуживающие внимания новости по двум направлениям.

Первое: министр обороны США ушел от ответа на вопрос журналиста, готова ли Грузия к тому, чтобы стать членом НАТО, и ограничился общей фразой о «поддержке в развитии обороны и демократии». Тем самым, американский чиновник высочайшего уровня фактически объявил эту тему закрытой.

Второе: в связи с форматом «3+3» он сказал: «Будет лучше, если страны Южного Кавказа станут сотрудничать и продолжат это сотрудничество в регионе. В связи с форматом «3+3» я бы отметил, что Россия, которая оккупировала 20 процентов территории Грузии, должна уважать обязательства, взятые согласно соглашению 2008 года по прекращению огня, прежде чем говорить о каких-то новых платформах». В отличие от своего предшественника, американский чиновник не стал упорно настаивать на американском участии или посредничестве в диалоге с Россией (даже многостороннем), дескать, если хотите, сотрудничайте. Нас, мол, все это больше не интересует. Именно так следует понимать его слова, если перевести их с языка дипломатии на обычный.

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here