Главная Рубрики Политика Человек, подозреваемый в криминале, не имеет права вести в Грузии бизнес

Человек, подозреваемый в криминале, не имеет права вести в Грузии бизнес

Давид Кезерашвили

После того, как Грузия обрела независимость, мы постоянно требуем свободы слова, точнее, требуем свободы слова у действующей власти, вне зависимости от того, кто у власти. Свобода слова остается одним из главных требований. В конце концов, дошли до того, что се говорят, что на ум придет, и, главное, это звучит на улице, в транспорте, по телевидению… Да, по телевидению, откуда все это услышат не 2-3 человека, а сотни тысяч.  Именно из-за злоупотребления (мягко говоря) телеэфиром мы в таком ужасном положении, и именно из-за этого страна понесла миллиардные потери.

Так вот, вокруг этого телевидения сейчас поднялась серьезная шумиха. Как выяснилось, в свое время «Рустави 2» отобрали у Кибара Халваши, и теперь, по решению  Страсбургского суда, вернули законному владельцу. На первый взгляд, это очень хорошо, но у медали есть и вторая сторона, и эта сторона нас интересует больше. Мы узнали, что, оказывается, Халваши прав,  что телеканал у него отобрали незаконно, что в этом деле участвовала государственная машина Саакашвили… И что? А ничего.  Мы аплодируем решению Страсбургского суда, а почему никто не говорит о том, что к уголовной ответственности никто не привлечен? У человека отобрали телеканал, и виновного не существует?! Тогда в какой части был оправдан Халваши? Кто те, кто во всем этом участвовал? Или, просто, они будут кивать в сторону Саакашвили, и этим все кончится? Какова была роль во всем этом хотя бы братьев Караманашвили, как и на какие средства они купили телеканал, почему не возникло подозрение, что не все было в порядке? Или они тоже являются жертвами и, просто, были вынуждены так поступить? Тогда почему добровольно не вернули телеканал законному владельцу? И да – заодно скажем также, что с Халваши спорят еще Джарджи Акимидзе и Давид Двали: ты, мол, недобросовестно заполучил телеканал, и в этих словах, наверное, зерно правды присутствует в больших дозах. Поскольку на встрече, состоявшейся между сторонами, Халваши предложил Акимидзе и Двали  40% телеканала. То, что такие щедрые подарки просто так ни кто не раздает, понятно…

Так вот, после того, как «Рустави 2» вернулся законному владельцу, и оппозиция лишилась серьезной опоры, было решено, что должен быть сделан новый телеканал, то есть, новый «Рустави 2», который по-прежнему будет опорой оппозиции и не только оппозиции. Почему-то мы полагаем, что новый телеканал будет безмолвным исполнителем указаний Запада,  и также полагаем, что диверсия, которая недавно была осуществлена в эфире «Рустави 2», не состоялась бы без «зеленого света» со стороны определенных кругов Запада.

Вернемся к анонсированным на будущее телеканалам. Открыть и финансировать один из них намерен бывший министр обороны Давид Кезерашвили. Это тот самый Кезерашвили, которого, по требованию нашей прокуратуры, задержали во Франции и из-за безалаберности той же прокуратуры там же освободили. Кезерашвили власти обвиняют, практически, во всем,  чем только можно обвинять бывшего высокопоставленного чиновника – начиная с злоупотребления должностью, заканчивая присвоением средств в большом размере.  Хотя суд Франции Кезерашвили освободил,  но наша прокуратура не прекращала уголовное преследование.

И вот сейчас человек, против которого возбуждено уголовное дело, говорит, что будет главным финансирующим лицом нового телеканала (с большой вероятностью, именно он был главным финансирующим «Рустави 2»).  Речь о нескольких миллионах долларов, то есть, сумме, которой, по всем правилам, не должно было быть у человека, пришедшего во власть бессребреником.  Однако в Грузии так и есть  – приход во власть ассоциируется с деланием больших денег.

Интересно, что после заявления Кезерашвили и воодушевления оппозиции никто со стороны власти и звука не проронил и не сказал, что человек, подозреваемый в криминале, не имеет права вести в Грузии бизнес. Не сказали также, что, согласно соответствующей статье закона, Кезерашили на это не имеет права. И, если в законе такого ничего не записано, то срочно следует записать,  чтобы подозреваемые в уголовном преступлении (речь не только о Кезерашвили) не могли вести в Грузии легальную деятельность.

Параллельно Кезерашвили,  открытие телеканалов анонсировали, практически, все крупные оппозиционные силы. Они заявляют, что занимаются поиском доноров, что этих доноров они нашли за рубежом, что проблем с деньгами не будет…  Никто не задает вопрос: кому и чему будут служить эти телеканалы? В каком формате будут работать? Что будут освещать? Что будут скрывать, и как будут подавать обществу информацию? Зато, представители власти соглашаются на том, что «Рустави 2», в той форме, в которой существовал, не давал зрителю правильной информации – искажал факты,  напрягал ситуацию… И кто является гарантом того, что и новые телеканалы не будут поступать аналогично? Тем более, что Ника Гварамия, который подразумевается директором анонсированного телеканала, публично заяил, что новое телевидение будет партийным и станет проводить партийные интересы. Он сказал также, что это будет первый случай, когда возглавит такой телеканал. То есть, Гварамия считает, что «Рустави 2», в той форме, в какой вещал и вещает, не был проводником партийных интересов. Представляете, когда они назовутся партийным телевидением, что произойдет, и какого вида информация будет выливаться из эфира?!

Скажем также, что, по заявлению того же Гварамия, «Рустави 2» был единственным телеканалом в Грузии, который проводил западный курс.  Тем самым Гварамия подчеркнул, что Запад тоже на его стороне, и западным партнерам очень нравилось то, что делал «Рустави 2». Не менее интересно то, что наша прокуратура, якобы, разыскивает бывшего министра юстиции Зураба Адеишвили, и тот же Гварамия спокойно едет  Будапешт, спокойно берет у него интервью… Как поверить, что наша власть не знает, где находится Адеишвили?! Или как поверить, что, в случае наличия твердых аргументов, не может вынудить власть Венгрии задержать и передать нам Адеишили? Но нет!  Прокуратура находится в страусиной позе и ничего не замечает. Между тем, в 2012 году главное обещание власти, которая пришла под именем восстановления справедливости,  было предать суду как раз такие одиозные фигуры, как Адеишвили. Но когда они были в оппозиции, лидеры «Грузинской мечты» открыто говорят о героических делах Адеишвили, а теперь от этих дел ничего не осталось, и они ничего сказать не могут.

Не собираемся требовать ограничения свободы слова, но, думаем, что обязательно, чтобы власть не давала всем право в эфире говорить все, что вздумается. Тем более, человек, против которого возбуждено уголовное дело, не должен иметь права  создать телеканал. Телеканал – это не маркет, чтобы его открыть и продавать свою продукцию, тем более, на фоне таких угроз… Да, угроз, поскольку, как Гварамия, так Кезерашвили и «Национальное движение» угрожают, что новый телеканал будет партийным и примет  активное участие в проводах действующей власти.

Правда, на обретение рейтинга понадобится несколько месяцев, но времени, оставшегося до парламентских выборов 2020 года, будет достаточно для того, чтобы и рейтинг получить, и в эфире делать такое, что станет предметом всеобщего обсуждения.

Именно поэтому, если  в законе нет указанной статьи, парламент на осенней сессии должен внести ее, чтобы, в соответствии с законом, подозреваемые в преступлении и разыскиваемые государством лица не смогли на нашей территории не то что открыть телеканал, а вообще вести какой-либо бизнем. Иначе, государство уподобится тому караван-сараю, куда может любой войти и торговать.

Бесо Барбакадзе

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here