Главная Рубрики Политика Тбилиси-Карс: Турция, Россия и лишенные самолюбия, беспомощные грузинские власти

Тбилиси-Карс: Турция, Россия и лишенные самолюбия, беспомощные грузинские власти

Тбилиси-Карс: Турция, Россия и лишенные самолюбия, беспомощные грузинские власти

На прошлой неделе руководство Грузии очутилось в совершенно унизительной ситуации. Ничего непривычного и нового в этом, конечно, нет, однако на сей раз проблема возникла из-за железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, которая до нынешнего момента воспринималась как яркий символ успешного сотрудничества соседних государств.

Скандал в Тбилиси разразился после того, как государственная компания «Российские железные дороги» опубликовала 6 мая пресс-релиз: «В понедельник в Анкаре железнодорожные компании России, Турции и Азербайджана подписали трехсторонний меморандум о сотрудничестве в сфере развития железнодорожных перевозок… Меморандум предусматривает совместную деятельность по обеспечению регулярных железнодорожных перевозок по маршруту Баку-Тбилиси-Карс, в том числе, в части установления экономически оправданных тарифов и привлечения новой грузовой базы. С этой целью стороны обсуждают прокладку на турецкой территории второй 75-километровой железнодорожной линии шириной 1520 миллиметров и возможность строительства в Карсе терминального логистического центра». В этом же пресс-релизе было приведено заявление руководителя «Российских железных дорог» Олега Белозерова о том, что на эту линию будут направлены «грузы с Транссибирской магистрали, отправляемые из Южной Кореи, Китая и Азиатско-Тихоокеанского региона».

В грузинской столице данная информация всех повергла в состояние шока, что было обусловлено несколькими причинами. Во-первых, Грузия, во всяком случае, формально, считается равноправной стороной-участником данного проекта, и отсутствие ее представителя на саммите, где обсуждалось будущее проходящей по ее территории железнодорожной магистрали, многими грузинами было справедливо воспринято как оскорбление. Вместе с тем, если из Карса до грузинской границы будет проложена 1520-миллиметровая железнодорожная линия (то есть, соответствующая советским (российским) стандартам), ее надо будет соединить с такой же 1520-миллиметровой линией на нашей территории, и несмотря на то, что сам отрезок от границы будет коротким, он пройдет по грузинской территории. А главное, прокладка 1520-миллиметровой линии до Карса лишает всякого смысла и содержания роль, которая на начальной стадии проекта отводилась Ахалкалаки. Ведь именно в Ахалкалаки предусматривался перевод составов с железнодорожной колеи советского стандарта на европейскую, включая также выполнение ряда других операций логистического характера. В случае реализации нового проекта узловым пунктом становится Карс, Грузии же остается довольствоваться тем малым доходом, который будет поступать от транзита, а функция станции Ахалкалаки вообще будет утрачена.

Для обеспечения указанного железнодорожного проекта наша страна заняла у Азербайджана более 750 миллионов долларов. Некоторые комментаторы считают, что расходы были сильно раздуты и что в бюджет этого проекта была заложена коррупционная составляющая, в виде так называемых, «откатов». Впрочем, в данном случае существенно не столько это, сколько другое: грузинские власти собирались возвращать взятые в долг деньги в расчете на доходы, которые они надеялись получить и от эксплуатации Ахалкалакского узла. Соглашение, заключенное в Анкаре, с этой точки зрения обозначило для нас тяжелейшую перспективу.

У данной проблемы существует еще один животрепещущий аспект: еще в годы правления Михаила Саакашвили правительственная пропаганда всячески пыталась представить железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс как «окно в Европу». Саакашвили даже собирался отправиться по этой магистрали поездом в Лондон и т.д. Многие эксперты подчеркивали, что проект полностью независим от российского влияния. Теперь же выясняется, что турки для полноценного ввода в действие магистрали обращаются именно к России, причем, делают это в оскорбительной для грузинских властей форме.

Надо заметить, по этой железнодорожной линии после ее открытия было перевезено пока что менее 200 тысяч тонн грузов, в то время, как ее пропускная способность в течение года исчисляется в объеме более 6 миллионов тонн. Желание турецкой стороны максимально загрузить линию вполне понятно, так же, как и стремление переместить логистический центр в Карс. Однако существует одно немаловажное обстоятельство, привлекающее к себе внимания. Если грузинские власти проявят упрямство и не предоставят Турции возможность присоединить их гипотетическую 1520-миллиметровую линию к магистрали на нашей территории, проект попросту не состоится. Из чего, соответственно, вытекает: турецкая сторона, как и другие участники оформленного в Анкаре соглашения ни на минуту не усомнились в том, что проблемы в этом отношении у них не возникнет.

Премьер-министр страны на вопрос «Рустави 2», затрагивавший эту тему, ответил так: «Присоединение без Грузии исключено. Как вы себе это представляете физически? Кроме того, существует трехстороннее соглашение между Азербайджаном, Турцией и Грузией, в котором определено, что осуществление подобных изменений возможно лишь с согласия всех трех стран. Как же вы себе представляете, каким образом изменения в данном проекте будут физически реализованы или как он может получить развитие, не отвечающее нашим интересам? Это совершенно исключено и политически, и в соответствии с нормами международного права, и, естественно физически… Мы всегда будем придерживаться того, что в данном проекте важно, а это как раз тот принципиальный момент, что соединение железнодорожных линий двух стандартов будет происходить именно на грузинской территории в Ахалкалаки. И что именно в Ахалкалаки будет расположен перевалочный пункт». В том же духе высказалась министр экономики Натия Турнава: «Ни у одной из сторон в отдельности нет права в одностороннем порядке что-либо изменить в данном проекте, и мы этот проект осуществляем именно в той форме, в какой он был в свое время утвержден и согласован сторонами, отвечая нашим суверенным интересам».

Все сказанное, на первый взгляд, звучит обнадеживающе, хотя маловероятно, что турецкие власти попытались внести существенные изменения в проект, не став учитывать «грузинский фактор». Не исключено, в Анкаре полагают, что им удастся легко, при минимальных издержках урегулировать все проблемы, иначе бы, наверное, они бы не пошли на такое демонстративное игнорирование

Обстановку осложняют еще два фактора. В последний период осложнились отношения Грузии с Азербайджаном. Поэтому маловероятно, что азербайджанцы станут выступать защитниками грузинских интересов в процессе взаимодействия с Турцией и Россией. Вместе с тем, все сильнее обостряются отношения Турции с США и Евросоюзом, а ее сотрудничество с Россией, напротив, расширяется. Вообще-то, если внимательно просмотреть историю, нельзя не заметить, что сближение России с Турцией происходит не так уж часто, однако грузины помнят, что случилось в 1921 году, когда их интересы неожиданно совпали друг с другом. Если обе стороны сочтут, что Грузия превратилась в опасный плацдарм враждебно настроенных по отношению к ним сил, им будет нетрудно отыскать между собой общий язык. Данное обстоятельство ставит нашу страну перед серьезной дилеммой – либо оставаться региональной опорой внешних сил в условиях очередного турецко-российского сближения, либо же пытаться стать связующим мостом для двух соседних стран. А это в аспекте железнодорожной инфраструктуры может включить в повестку дня вопрос об открытии железнодорожного сообщения через Абхазию.

Ситуация выглядит очень сложной как с точки зрения престижа страны, так и в финансовом плане. Ахалкалакский логистический потенциал поставлен под сомнение. При этом повис в воздухе и проект Анаклийского порта – пока что в переговорах между правительством и инвесторами никакого прогресса не наблюдается. Параллельно идут небезосновательные разговоры о том, что что кто-то целенаправленно разоряет Грузинскую железную дорогу. Одним словом, с точки зрения использования транспортного потенциала, наша страна, как минимум, «буксует», а если говорить откровенно, движется вспять.

si­tu­a­cia Za­li­an mZi­me Cans, ro­gorc qvey­nis pres­ti­Jis, ise fi­nan­se­bis Tval­saz­ri­siT. axal­qa­la­qis lo­jis­ti­ku­ri po­ten­ci­a­li eW­v­q­veS dad­ga, amas­Ta­ba­ve, ha­er­Si ga­mo­e­ki­da anak­li­is pro­eq­tic _ mTav­ro­bi­sa da in­ves­to­re­bis mo­la­pa­ra­ke­beb­Si prog­re­si jer­je­ro­biT ar Se­i­niS­ne­ba. pa­ra­le­lu­rad mi­dis sa­u­ba­ri ima­ze, rom sa­qar­T­ve­los rki­nig­z­as mi­zan­mi­mar­Tu­lad ak­ot­re­ben. mok­led, sat­ran­zi­to po­ten­ci­a­lis ga­mo­ye­ne­bis Tval­saz­ri­siT, qve­ya­na, sul co­ta, `buq­sa­obs~, re­a­lu­r­ad ki ukan mi­dis.

Помимо измерения экономического, у этой проблемы существуют еще и дипломатический и психологический аспекты. В ней присутствует хоть и минимальный, но шанс того, что маленькая страна способна оказать сопротивление и может осмелиться заявить о блокировании крупного проекта (в рассматриваемом случае такая возможность действительно есть). Тут уж полностью проигнорировать ее позицию окажутся не в состоянии даже сверхдержавы. Правда, стоит им заметить, что во главе этой маленькой страны стоит начисто лишенная самолюбия и трусливая власть, как они тут же станут относиться к ней соответствующим образом.

Еще одна и, возможно, основная проблема – это обитание в мифологической среде. Когда грузинские политики и эксперты заводят разговор о геополитическом значении и прозападной сути магистрали Баку-Тбилиси-Карс, они почему-то не учитывают, как к этому вопросу относится турецкая сторона, которая, не исключено, смотрит на нее как просто на железную дорогу, позволяющую транспортировать турецкие помидоры (или что-нибудь еще) в Россию, российское зерно – в Турцию и, вместе с тем, перевозить другие товары, которые будут перераспределяться в Турции, направляясь затем по другим маршрутам. Турков, по всей вероятности, вообще никак не волнуют геостратегические мифы, которые приписывает этой дороге грузинская сторона. Между прочим, часть американских экспертов изначально относились к указанному проекту со сдержанным скептицизмом, возможно по причине того, что в нем уже тогда угадывалась потенциальная роль связующего звена между Россией и Турцией.

Вне зависимости от того, будет ли проложена новая линия и удастся ли Карсу отобрать у Ахалкалаки функцию главного железнодорожного узла – то, что случилось в Анкаре, является, прежде всего, уроком. Уроком, дающим нам возможность проанализировать допущенные ошибки и освободиться от пропагандистских мифов, мешающих с холодным разумом и трезвым расчетом подходить к оценке политических и экономических процессов.

Лука Немсадзе

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here