Главная Рубрики Общество Тариэл Сухиашвили:Мы уже 30 лет идем по пути к собственной гибели. Хочу,...

Тариэл Сухиашвили:Мы уже 30 лет идем по пути к собственной гибели. Хочу, чтобы появилась политическая сила, которая положит этому конец

Тариэл Сухиашвили

Из-за ограничений, установленных Россией для Грузии, провала туристического сезона, катастрофического обесценивания лари, массовой безработицы и высокого уровня бедности у значительной части населения возникло прочное ощущение, будто страна брошена на произвол судьбы. Поэтому большинство грузинских граждан ожидает появления на политической арене новой силы, способной предложить выход из этой почти безнадежной ситуации – реальный выход, который получит всеобщее одобрение. И хотя парламентские выборы планируется провести только через год, предвыборные баталии начнутся очень скоро… Преданный читатель газеты «Грузия и мир», житель Тбилиси Тариэл Сухиашвили делится с нами своей точкой зрения о том, какую политическую силу хотел бы он видеть во главе грузинской власти.

— На протяжении последних 30 лет все правительства, находившиеся у власти, старались по возможности раздробить общество, чтобы оно не могло выработать единого мнения относительно полезных для нашей страны деяний. Только сейчас стало заметно некоторое пробуждение сознания людей, но никто все равно не говорит о том, что с нами сделали и что нам мешает, почему мы такие заторможенные и что всем крайне необходимо.

— Тогда вы сами скажите – что же?

Гражданам Грузии, прежде всего, следует осознать: все наши правительства были укомплектованы благодаря одной и той же силе и сформировались как единая, по сути дела, сила, которая попросту по-разному зовется. А тем временем в стране процветает фасадная демократия.

Политический ареал нашего государства, можно сказать, монополизировали представители и последователи, так называемых, прозападных, проевроатлантических направлений. Парламент укомплектован той же силой, попросту представленной двумя различными командами и их сателлитами. Конкретные лица значения не имеют, так как суть их идеологии, а точнее, поведения ничем друг от друга не отличается. Они воюют друг с другом, однако эти столкновения происходят не во имя спасения Отчихны, а ради собственных кресел, тех самых кресел, которые требуются им для обеспечения собственного благополучия.

Все партии, представленные в парламенте, заботит лишь одно – как бы не появилась альтернативная вторая сила, которая окажется представлена людьми, отстаивающими национальные интересы и влюбленными в свою Родину.

— Какой должна быть эта вторая сила, о которой говорите вы и мечтает значительная часть нашего населения?

— Эта вторая сила, если она появится, должна стоять на национальных позициях, обладать национальной идеологией, мыслить по государственному и на первое место ставить созидательные процессы.

— Но ведь и у «Грузинской мечты» имеются претензии на отстаивание национальных интересов…

— Я не стану оценивать «Грузинскую мечту» по декларированной ею программе. Каждый в состоянии что-то там написать, переписать, списать – и вот вам программа! Если бы Иванишвили хотел помочь стране, не надо было превращать грузин в попрошаек. Никому не нужна финансовая помощь в виде подарка, потому что для людей, обладающих достоинством, это крайне унизительно. Так называемая, интеллигенция Грузию, находящаяся на иждивении у Иванишвили, давно утратила свое достоинство. Многие считают, мол, Иванишвили спас нашу интеллигенцию. Но что мы называем спасением?! Налицо очевидные нетрудовые доходы, интеллигенция сидит по домам и не вмешивается в процессы, протекающие в стране, хранит молчание даже в тех случаях, когда она рушится. Достоинство для любого уважающего себя человека – это главное. Если человеку тяжело, деньги он может одолжить, а не брать их, как дармовую кость.

Я желал бы увидеть на политическом поприще силу, которая не будет ныть, оправдываться, а займется делом, не побоится смотреть в лицо проблемам, все назовет своими именами и всячески позаботится о спасении и будущем страны.

Я желаю вторую силу, которая если и не сможет вернуть нам то, что у нас было, то хотя бы сумеет нам к этому приблизить.

Был же Союз Советских Социалистических Республик, у которого, как, собственно, и у Евросоюза, существовали три обязательных для такого союза принципа. Символические границы, единое во всех 15-и республиках экономическое пространство и общая валюта. Этот союз располагал единой оборонительной системой, чего Европа так и не сумела добиться. Страны Евросоюза хотели бы иметь подобную систему, однако Америка не дает им такой возможности. Те, кто говорят, что в советский период мы были рабами, не понимают – если судить по таким меркам, все европейцы тоже рабы. Гражданин Советского Союза был свободным; если у какой-либо союзной республики возникала потребность осуществить что-нибудь у себя, она представляла на союзный уровень собственный план и непременно получала положительный ответ. Нам оказывали помощь всем, чем угодно, в том числе, квалифицированной рабочей силой. На местах с целью подготовки кадров открывались соответствующие учебные заведения. А сегодня заниматься всем этим некому.

Обещают: мы построим для вас 100 заводов, — и мы этому верим. Но никто при этом не ставит вопрос: имеется ли у нас рынок для реализации созданной продукции, и необходим ли нам с этой точки зрения завод, который, как бы, строят для нас? Есть ли у нас сырье, на котором данный завод сможет работать?.. Возникает масса вопросов, а ответа на них нет. А главное, непонятно что нам, в конечном счете, делать с руководителями, являющимися носителями подобной психологии?!

Страна и нация откатываются назад. При этом всем доказывают, мол, у нас демократия. Но как может быть демократия тем, где – повторяю еще раз – по сути дела, доминирует одна единственная сила вместе с со своими сателлитами?! Вот уже 30 лет мы идем по пути к собственной гибели. Хочу, чтобы появилась политическая сила, которая заявит об этом вслух. Результат тридцатилетнего периода мы знаем. Но бороться с результатом – это безрезультатно, нам следует бороться с причинами к нему приводящими.

— И что же, по-вашему, является причиной всего того, что так нас беспокоит?

— Грузинскому руководству следует мыслить трезво, а первейшей заботой для власти должно стать создание здоровой и мощной экономики, однако формирование сильной экономики не по плечу дилетантам.

После развала Советского Союза в Грузии остались развитые отрасли народного хозяйства. Мы находились в ряду тех малых стран в мире, народное хозяйство которых могло функционировать в автономном режиме, а общетво – существовать независимо, поскольку все стратегически важные отрасли народного хозяйства могли работать в соответствии с современными требованиями. На высочайшем уровне были представлены образование, наука – научные школы существовали почти по всем направлениям, а наши ученые считались авторитетами не только в масштабах Советского Союза, но и во всем мире. Теперь же, если требует построить небольшой мост, объявляется тендер, в котором неизменно дают победить китайцам. А в советский период грузинские инженеры строили крупнейшие ГЭСы, и не только в СССР, но, скажем, и в том же Египте.

— Можно ли вернуть былую славу?

— Не только можно, но и необходимо. Однако никто не хочет и даже не старается этого делать.

Все политики, которых мне доводится слышать, руководствуются аргументами типа: если б Бидзина меня выслушал, если б Бидзина мне поверил… А это означает, что думают и заботятся они не о спасении страны, а о том, как бы выкроить себе место в бидзиновской лодке, которая плывет в бездну и увлекает туда за собой всех нас.

В настоящее время я нахожусь в селе и наблюдаю за настоящей трагедией… Правительство делает все для того, чтобы крестьяне бежали из страны. Тридцать лет у нас заседают во власти люди, которым абсолютно безразличны и Родина, и собственный народ. Ради денег грузинская власть занимается исключительно обслуживанием узкого круга империалистов, всячески ущемляя Грузию и желая полного ее исчезновения.

В основе стратегии предыдущей власти лежало устрашение, но в напуганном человеке рано или поздно пробуждается протест. В случае с Саакашвили так и случилось, и когда протест стал выплескиваться из границ, Саакашвили заменили Бидзиной Иванишвили. У нынешней команды стратегия иная – у нее в руках экономические рычаги. А это еще больше угнетает людей. Голод и нужда – очень жалкое зрелище, потому что у голодного бороться нет сил, к тому же, у голодного бывает сломлен дух, и он согласен и готов на все. Все обстоит именно так, и подтверждает это тот факт, что протест на унижения в обществе уже не тот, как в период правления Саакашвили. Вернее, протест, если говорить всерьез, отсутствует вообще.

Да и сила, которая могла бы стать во власти альтернативой нынешней политической команде, к сожалению, не появляется. Между тем, чтобы в стране обозначились хотя бы элементы демократии, формирование второй силы крайне необходимо. Хочу, чтобы у наших политиков открылось политическое видение проблем, и чтобы это видение было трезвым, если уж мы постоянно заводим речь о демократии, тем более, процветающей. Почему мы гибнем? Кто-нибудь в верхах хоть словом об этом обмолвился?

В заключение хочу обратиться с просьбой к редакции «Грузии и мира». Давайте обговорим день, когда можно было бы собирать людей. Можете называть его «читательским днем», но главное – организуйте все, как надо и проведите его. Мы придем, обсудим содержание статей, подискутируем о том, что наболело, скажем о причинах проблем. По-другому ничего не получится. В ином случае выходит, будто мы в темной комнате ищем черную кошку, которой там нет.

Беседовала

Эка Наскидашвили

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here