Главная Новости Мир Последний лидер Компартии Латвии Альфред Рубикс считает, что капитализм изживает себя

Последний лидер Компартии Латвии Альфред Рубикс считает, что капитализм изживает себя

Последний лидер Компартии Латвии Альфред Рубикс считает, что капитализм изживает себя

Президент Франции Эммануэль Макрон недавно заявил, что «капитализм вышел из-под контроля и сошел с ума». А ведь еще десяток лет назад за работу инвестиционным банкиром в Rothschild & Cie Banque он получил прозвище финансового Моцарта. Впрочем, «левачество» Макрона не случайно: с 2006 по 2009 год он состоял в Социалистической партии, с 2012 по 2014 год работал заместителем генерального секретаря партии при президенте Франсуа Олланде, возглавлявшим французских социалистов. Затем был министром экономики, приняв «закон Макрона» по либерализации некоторых секторов экономики.

Однако не в одном французском президенте дело. Все больше экономистов и политиков в мире считают, что необходимо создать более совершенную систему, чем капитализм. Федеральное агентство новостей представляет интервью с 83-летним социалистом Альфредом Петровичем Рубиксом, который был мэром Риги, первым секретарем ЦК КПЛ и членом Политбюро ЦК КПСС, а затем 16 лет возглавлял социалистическую партию Латвии и был также депутатом Европарламента.

Альфред Рубикс считает, что лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» не устарел
Альфред Рубикс считает, что лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» не устарел

Когда-то корреспондент ФАН считал Альфреда Петровича закоснелым коммунистом. А многие латыши ненавидели его за желание построить в Риге во второй половине 1980-х годов метро (мол, понаедут тут еще новые мигранты-метростроители). Потом его ненавидели за то, что он не побоялся возглавить дышащую на ладан коммунистическую организацию Латвии, которая сдалась было Народному фронту с потрохами. Затем его возненавидели за поддержку ГКЧП и после провала путча с удовольствием сделали козлом отпущения. Перелицевали закон об измене родине СССР, заменив родину на Латвию, и задним числом применили его к Рубиксу, засадив в тюрьму, где он просидел более шести лет из присужденных восьми.

Но Рубикс и в тюрьме не сдался и убеждениям своим не изменил, в отличие от многих его бывших коллег, с удовольствием прильнувших к новой «демократической» кормушке. Его уважали в тюрьме и на воле избирали в Латвийский сейм, но коллеги-депутаты его мандат аннулировали. Госдума России дважды выступала в защиту Рубикса. И в 1997 году, после более шести лет отсидки, его освободили.

Так что можно по-разному относиться к фигуре Рубикса, его рассуждениям (а он считает, что и СССР не был обречен), но не замечать того, что во многих странах задумываются о государственном регулировании рыночных отношений, нельзя. Так есть ли альтернатива капитализму? Назад в СССР? Или в нью-социализм с «человеческим лицом»?

Маркс — это как минимум занимательно…

— Почему в той же Германии после экономического кризиса 2008 года в семь раз выросли продажи трудов Маркса? Что пытается найти в нем молодежь?

— Во-первых, Маркс — их соотечественник, во-вторых, они сталкиваются со всеми теми же проблемами, с которыми сегодня сталкивается мир. И, естественно, молодежь своему соотечественнику верит больше, тем более что когда-то Маркса изучали, преподавали. И теперь, когда все остальные теории (а чаще даже не теории, а политизированные взгляды на жизнь) себя не оправдали, думающие молодые люди повернулись к философу.

— При капитализме, по Марксу, кризисы должны становиться с каждым разом все разрушительнее. Иного не дано?

— Ну, Маркс не говорит о том, что с каждым разом разрушительнее. Он предвидит вообще конец капитализма через обострение этих кризисов. Хотя можно и так рассудить. Действительно, есть короткие циклы кризисов (2-3 года), есть и длинные (по 12–15 лет). И глупцы те, кто думает, что кризис вот-вот закончится.

На мой взгляд, кризис в капиталистическом мире наступил бы раньше, но развал СССР, разрушение всей мировой социалистической системы для капиталистов открыли огромный рынок — труда, капитала, рабочей силы. Они тем самым на какое-то время спаслись. Но тем не менее кризис наступил — обвал, падение рынков.

— Можно ли говорить, что сейчас миром правит классический капитализм? Ведь он давно изменился, усвоив урок того же Маркса, что пролетариат станет могильщиком капитализма? Вот этот самый пролетариат и стали заботливо обхаживать — взять ту же шведскую модель с ее социальными гарантиями. Та же корпоративность — это ведь тоже попытка убрать границу так называемой отчужденности наемного работника, по марксистской теории, от результатов его труда?

— Признавали они или не признавали Маркса, но сам мир и все экономические отношения в нем развивались именно по Марксу, потому что это — наука. А науку, как и законы природы, никто силой отменить не может. Поэтому, пока существовал СССР, у них была возможность смотреть на Советский Союз как на лакмусовую бумажку, которая показывает, что именно людей устраивает, и у себя это исправлять. Когда Советского Союза не стало, капиталисты начали говорить о глобализации, пытаясь распространить свое видение мира на всей планете. Мы, социалисты, называли это империалистической глобализацией. Потому что, и по Марксу, и по Ленину, после простого капитализма наступает период империалистического капитализма, в котором мы сейчас и находимся. Читая Маркса и других классиков, можно было предвидеть, что это кончится тупиком.

Знаменитая скульптура Ивана Шадра «Булыжник — оружие пролетариата», выполненная в 1927 году из гипса и отлитая в бронзе в 1947 году. Третьяковская галерея
Знаменитая скульптура Ивана Шадра «Булыжник — оружие пролетариата», выполненная в 1927 году из гипса и отлитая в бронзе в 1947 году. Третьяковская галерея

Пока крупные монополисты имели возможность извлекать сверхприбыли, которые выше средней в определенной отрасли, они могли своих рабочих как-то подкармливать, увеличивать им зарплату. С одной стороны, удерживали своих работников от каких-либо протестных движений, с другой, вбивали клин в международное движение, выступая против лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Сейчас же все будет рушиться. Однозначно.

По подсчетам ученых, сегодня в мире из 7,7 миллиарда населения примерно 2 миллиарда составляет пролетариат. Это — самая большая сила. Теперь необходима только ее организация — и все, капитализм будет терпеть крах за крахом.

Пролетарии объединятся?

— То есть лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» актуальность свою не потерял?

— Безусловно, нет! Потому что пролетарии, независимо от национальности и от того, в какой стране живут, терпят одни и те же беды. Поскольку у капиталистов есть тенденция выносить свои производства в страны третьего мира, где дешевле рабсила, Всемирная конфедерация профсоюзов выступает с требованием одинаковых зарплат и условий труда на всех предприятиях компании в любой стране мира. Так что капиталистам будет все сложнее извлекать сверхприбыли и удерживать хотя бы часть рабочих на своей стороне.

— Теперь многие политики и экономисты Запада называют абсолютно свободный рынок (этот столп капитализма) сумасшествием, призывая регулировать его и предвещая закат глобализации. Чем не частичный возврат к социализму? В тех же странах Латинской Америки все больше побеждают социалистические устои. Все циклично?

— Это так. Но ликвидация глобального рынка или отход от него — это еще не социализм. Социализм определяется тем, кому принадлежат средства производства. Регулируемый или нерегулируемый рынок — это все равно стихия. А средства производства остаются в руках капиталистов, буржуазии, и таким образом эксплуатация не устраняется. Социализм — это такой строй, на первой стадии которого должна быть устранена эксплуатация человека человеком, присвоение результатов чужого труда.

Один из плакатов советских времен на тему объединения рабочего класса
Один из плакатов советских времен на тему объединения рабочего класса

В отличие от Латвии, где все пустили на самотек, в капиталистическом мире давно многое регулируется — те же цены на нефть, квоты и различные дозволы. В республиках бывшего Союза нельзя было полагаться лишь на свободный рынок, отвергая любые теории, в том числе марксистскую в области экономики. А лучше Маркса и Энгельса (Фридрих Энгельс — немецкий политический деятель, философ, историк и предприниматель, соавтор Маркса и его друг. — Прим. ФАН) никто ничего не открыл. Поэтому у тех же латвийских правителей, многие из которых в свое время получали пятерки по теории политэкономии капитализма и марксизму-ленинизму, ничего не получилось, обещания красивой жизни так и остались обещаниями. Потому что они занимались начетничеством, а не осознанием этого учения как такового.

— Так кто же или что в будущем может стать «могильщиком капитализма»?

— По-прежнему — пролетариат. Вот я процитирую Маркса и Энгельса из «Манифеста Коммунистической партии»: «Общество все более и более раскалывается на два больших враждебных лагеря, на два больших, стоящих друг против друга класса, — буржуазию и пролетариат…» И это углубление противоречий идет и идет в наши дни. И если бы в Латвии остались заводы, на которых работали бы 10-тысячные коллективы, то, простите, такого бардака тут никто бы не позволил. Потому что, если бы, допустим, вышел на акцию протеста 16-тысячный коллектив ВЭФ с «Альфой» и вагоностроительным заводом, в Латвии была бы совершенно иная картина! И я полагаю, что приезжавшие из-за рубежа советники Годманиса (Иварс Годманис — зампредседателя Народного фронта Латвии, дважды премьер ЛР. — Прим. ФАН) во время его первого премьерства ставили в том числе и цель разрушить эти большие коллективы, чтобы не было кому сопротивляться новым властям (теперь на месте флагманов индустрии Латвии торговые и развлекательные центры. — Прим. ФАН).

На месте бывших цехов Рижского вагоностроительного завода разместились, в частности, площадки для пляжного волейбола и торговый центр

Война или революция?

— Социализм ведь тоже был не идеален. И классовое расслоение в нем также наблюдалось, и лозунг о равноправии также не действовал, и ленинское «землю — крестьянам, фабрики — рабочим, а власть — советам» так и не было осуществлено…

— Тут вы все в кучу свалили. То, что социализм не был обществом, где существует полное равенство (равноправие-то как раз было), — это правда. И никто этого не скрывал. Еще Маркс говорил, что социализм — это первая стадия, в которой будет еще много недостатков, которые пришли от капитализма.

Равенство будет при коммунизме. Но когда это будет? Ошибкой всех руководителей партии Советского Союза было желание, чтобы при их жизни был построен коммунизм. Я всегда придерживался и придерживаюсь того мнения, что строительство нового общества не есть задача одного поколения. Это — задача истории. Но в том, что люди будут жить лучше и наступит новый строй, социализм, я уверен. Потому что капитализм со всеми своими недостатками, которые он сам же и породил, уже не может справиться.

Взять те же вопросы экологии. Почему, например, США не подписывают Киотский протокол по выбросам вредных веществ в атмосферу, когда все остальные страны подписали? Потому что им выгоднее кричать, что Китай и Россия засоряют, а они такие чистенькие. Или варварское истребление лесов — не только в Латвии, но и в РФ, и в пойме Амазонки, и во многих других странах.

Но при всех своих недостатках капитализм трансформируется, приспосабливается, и никто не знает, сколько он еще проживет. Здесь по мановению волшебной палочки или одной революции ничего не произойдет.

«Коммунизм победит!», «Вперед, к победе коммунизма!» — призывали плакаты разные поколения советских людей
«Коммунизм победит!», «Вперед, к победе коммунизма!» — призывали плакаты разные поколения советских людей

Последняя мера, к чему прибегает капитализм, когда ему не хватает рынков, капитала, источников сырья, — это война. И действительно, 70 процентов всех военных конфликтов после Второй мировой войны спровоцировано капиталистическими государствами. Погибло огромное количество людей. По данным ООН, 76 миллионов человек из-за этнических чисток и локальных конфликтов вынуждены проживать где придется. Сколько такое может продолжаться? Мао Цзэдун (главный теоретик маоизма, создатель современного китайского государства. — Прим. ФАН) однажды, когда его спросили, как он смотрит на то, что зреет третья мировая война, очень метко сказал: «Или революция предотвратит войну, или война вызовет революцию».

Учение классиков — не догма

— А как вам китайская модель социализма с элементами капитализма?

— Ни у Ленина (основной псевдоним Владимира Ильича Ульянова — организатора и руководителя Октябрьской социалистической революции 1917 года в России, первого председателя Совета народных комиссаров (правительства) РСФСР, создателя первого в мировой истории социалистического государства, основоположника идеологии марксизма-ленинизма. — Прим. ФАН), ни у Маркса с Энгельсом не было формулы, как каждое государство или мир в целом перейдет к новому общественному строю. Но почему-то очень консервативно к учению классиков относились многие руководители компартий, в том числе и в СССР. Книги «Целина» или «Малая земля» (мемуары генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, опубликованные в 1978 году. — Прим. ФАН), при всем уважении к авторам, не есть теория социализма в условиях капитализма.

Дом, в котором родился Сталин 21 декабря 1879 года, в Гори, над которым сооружен гранитный пантеон, и скульптура вождя из величественного музея по соседству
Дом, в котором родился Сталин 21 декабря 1879 года, в Гори, над которым сооружен гранитный пантеон, и скульптура вождя из величественного музея по соседству

Лишь Сталин (Иосиф Виссарионович Джугашвили — видный российский революционер, соратник Ленина, с 21 января 1924 по 5 марта 1953 года руководитель СССР, Маршал Советского Союза (1943 г.), Генералиссимус Советского Союза (1945 г.). — Прим. ФАН) написал труд о проблемах развития социализма в СССР. После руководители партии этим не занимались, считая, что построили такой общественный строй, когда возврата к капитализму нет. А еще Ленин писал о том, что нет прямой дороги от капитализма к социализму. Учение классиков — не догма, его следовало развивать. Сталин в свое время предупреждал: пока существует капиталистическое окружение, у нас всегда есть возможность рецидива, возвращения к капитализму.

— То есть большинство партийных лидеров были плохими учениками?

— Да их и учениками трудно назвать. Ну, какой Горбачев (Михаил Горбачев — последний генеральный секретарь ЦК КПСС (1985–1991 гг.), первый и единственный президент СССР (1990–1991 гг.). — Прим. ФАН) — ученик Ленина, когда он и Маркса забыл, и Ленина. Это классический оппортунист (последний министр обороны СССР и Маршал Советского Союза Дмитрий Язов в интервью ФАН назвал его изменником Родины. — Прим. ФАН). Или как Никита Сергеевич (Хрущев — первый секретарь ЦК КПСС с 1953 по 1964 год, председатель Совета министров СССР с 1958 по 1964 год, единственный советский руководитель, принудительно смещенный со своего поста при жизни. — Прим. ФАН) в своих прогнозах. Допрогнозировался. И когда увидел, что все рушится, взял и на ХХII съезде КПСС облил грязью Сталина. У того, конечно, были ошибки. Но у кого из больших руководителей их не было? Но эти ошибки надо оценивать с точки зрения той эпохи, когда эта личность действовала.

— В сегодняшней России, по-вашему, чего больше: капитализма или новоявленных элементов монархизма с остатками социализма?

— Я с большим уважением отношусь к этой стране и к ее народу, но то, что говорят руководители государства, к сожалению, не доходит до реализации, потому что на пути стоят олигархи. Это не наши латвийские олигархи, у которых по сотне миллионов, — там миллиардами владеют. Так что в России олигархический капитализм. Но, думаю, пришло время левых сил. Во многих странах. А двойные стандарты будут существовать до тех пор, пока народ будет это позволять.

https://riafan.ru

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here