Главная Рубрики История Мы, что, больше любим Грузию, чем Илья – грозя России кулаком, ругая...

Мы, что, больше любим Грузию, чем Илья – грозя России кулаком, ругая ее?!

Или мы больше патриоты, нежели царь Ираклий?!

Ильи Чавчавадзе

Сирия признала Южную Осетию независимой республикой, за что Анатолий Бибилов поблагодарил власти Сирии. Он надеется, что укрепление дипломатических, экономических и культурных отношений между Сирией и Южной Осетией будет полезно для обеих стран.

«Это – часть того необратимого процесса, который в 2008 году начала Российская Федерация — наш стратегический партнер. Уверен, каждый год все больше стран будут учитывать реальность, которая сложилась в Закавказье», — заявляет Бибилов. А власти Грузии никак не могут понять, что, ругая Россию, ничего хорошего  стране не принесут. История Грузии помнит много примеров того, что в самые трудные периоды когда у страны сил было недостаточно, главным оружием выступали смекалка и сноровка, продуманность и мудрость. На сей раз хочется остановить внимание на деятельности Ильи Чавчавадзе в Государственном Совете России. Илья как лидер национально-освободительного движения и там делал «грузинское дело». Мы, что, больше любим Грузию, чем Илья – грозя России кулаком, ругая ее?!  Или мы больше патриоты, нежели царь Ираклий?!

Весь XIX век прошел так, что о политической боли Грузии европейское общество почти ничего не знало. В 60-е годы несколько статей о Грузии опубликовал Нико Николадзе, с 80-ых годов с политическим положением Грузии интенсивно знакомил европейцев Варлам Черкезишвили, однако пара статей о Грузии, опубликованных в Европе, были каплей в море.

Произвести прорыв в политической изоляции Грузии от Европы впервые попыталась газета «Сакартвело» («Грузия»). Вскоре для популяризации грузинской проблемы и чтобы привлечь внимание демократической общественности Европы, Арчил Джорджадзе, Георгий Деканозишвили и их соратники издали в Париже французское приложение к газете «Сакартвело» — «Ла Жеоржи».  В нем, наряду с перепечатанными из «Сакартвело» и переведенными с грузинского языка статьями, публиковались статьи и отклики французских и других европейских политических деятелей. Демократическая пресса Европы обратила внимание на «Сакартвело», откликнулась на ее выступление и выразила поддержку грузинскому национальному движению. В европейских откликах особо подчеркивался законный статус национальной свободы грузинского народа, правовой и юридической стороне национальной автономии Грузии, которая проистекала из Георгиевского трактата 1783 года.

В одном из номеров газеты «Сакартвело» были опубликованы статьи: «Как выступление «Сакартвело» встретили европейская пресса и европейские общественные деятели. В одной из французских газет Пьер Кьяро опубликовал статью «Царизм и Грузия». На выступление газеты «Сакартвело» подробной статьей «Грузинский народ» откликнулся прославленный датский критик и литературовед Гнорг Брандес. Газете «Сакартвело» и грузинскому народу выразил свое сочувствие великий французский ученый, географ и политический деятель Элизе Реклю  «Прошло уже достаточно времени. как один ваш соотечественник и мой друг ознакомил меня с положением грузинского народа и некоторыми  данными из истории Грузии», — писал Элизе Реклю редакции «Сакартвело». Французский деятель под своим другом подразумевал известного грузинского анархиста Варлама Черкезишвили, с которым его связывали более двух десятков лет идейной и духовной близости. «Я прибегну ко всем мерам и присоединю свой голос к вашему протесту», — обещал Элизе Раклю в конце своего письма редакции «Сакартвело».

С сочувствием откликнулись на национальные требования газеты «Сакартвело» депутат парламента Франции Анин Бойери, член Академии наук Франции Анатоль Леруа-Болье, профессор Оксфордского университета Йорк Пауэл, орган русских либералов английской газеты «Таймс» — «Освобождение».  Французская газета «Европен» писала, что для обретения Грузией автономии еще в 1892 году была создана Лига свободы Грузии, и начатое ею дело, по мнению газеты, продолжал основанный в Париже орган «Ла Жеоржи».

В 1907 году грузинские национально-политические силы попытались поставить перед политическими кругами Европы вопрос автономии Грузии. Самым большим выражением этого движения был меморандум народа «Сакартвело», который руководители движения в 1907 году представили Гаагской мирной конференции. Этот форум был созван по инициативе правительства России. Меморандум, пописанный несколькими тысячами человек, через Варлама Черкезишвили получило существовавшее тогда в Лондоне «Общество защиты Грузии», которое передало документ члену постоянного трибунала Гаагской конференции, профессору Нису. Последний ознакомил с меморандумом участников конференции. «Меморандум грузинского народа» просил Гаагскую мирную конференцию: «Наши права были восстановлены, в соответствии с договором 1783 года, который дает гарантии для нашей территориальной целостности и национальной автономии». Текст «Меморандума» и информация о нем были опубликованы в бельгийской, голландской, французской, английской и американской прессе.

 К сожалению, внимание Европы не вышло за рамки сочувствия. Гаагская конференция была занята вопросами разоружения Европы и нормализации напряженности между двумя группировками крупных государств, и ей было не до национальных проблем грузинского народа.

Ильи Чавчавадзе

А несколькими месяцами ранее, в апреле 1906 года, Илья Чавчавадзе как представитель дворян Тбилисской губернии был избран в Государственный Совет России. Демократическая программа и колоритная личность Ильи привлекли внимание прессы и общественности Петербурга. У Ильи Чачавадзе взяли интервью петербургские газеты. Илья публично заявил, что в Государственном Совете будет защитником всей Грузии и грузинского народа, а не какого-либо класса.

Полувековая общественно-политическая деятельность Ильи Чавчавадзе хорошо была знакома грузинской общественности, однако особое политическое значение имела его авторитетная речь, которую он произнес на всю Россию в российском Государственном Совете, потребовав самоуправления для Кавказа и, в частности, Грузии. Заявленное Ильей Чавчавадзе политическое кредо для большинства членов Государственного Совета могло остаться гласом вопиющего в пустыне, однако тут уже свое слово сказала демократическая пресса Петербурга. Она донесла до широкой общественности России национальную и социальную программу Ильи и, в то же время, всенародно выразила свою симпатию в отношении великого грузинского деятеля.

Петербургские газеты отмечали твердую позицию Ильи Чавчавадзе, его острую борьбу в Государственном Совете. 

Газета «Петербургский листок» сообщала, что в столице на предвыборных собраниях избирателей членов Государственного Совета главным спорным вопросом был следующий: будет ли в Государственном Совете отведено место Прибалтике, Донскому военному округу и Кавказу, необходимость чего «настоятельно» требовали представители этих краев.  Газета «Петербургские ведомости» отмечала, что во время предвыборных собраний очень активен был Илья Чавчавадзе, что принесло свои результаты – его настоятельное требование о необходимости предоставить места окраинам было удовлетворено.

Подобно Илье, и мы могли донести до российской общественности нашу национальную и социальную программу. Выразить свою позицию и благорасположенность к отношениям с этим северным соседом. Мы выпустили из рук немало таких шансов. Не учли, что в России все еще есть люди, доброжелательные к Грузии и грузинам, слово и мнение которых ценятся в глазах соотечественников.

Одним из подтверждений этого стал культурно-познавательный форум в Санкт-Петербургском университете, состоявшийся в 2012 году в честь 175-летия со дня рождения Ильи Чавчавадзе. На торжественном открытии форума специальный представитель президента Российской Федерации Владимира Путина по вопросам международного культурного сотрудничества, посол по особым поручениям Михаил Швыдкой прочитал участникам форума обращение Владимира Путина.

«Илья Чавчавадзе внес неоценимый вклад в развитие русской культуры, в сохранение и обогащение замечательных традиций дружбы и добрососедства, которые веками объединяли наши народы.

Важно, что граждане России и Грузии отдают дань памяти своих предков, стараются укрепить контакты, искренние отношения между людьми, способствуют развитию институтов народной демократии», — говорится в приветствии Путина.

Недавно Сирия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Первые лица страны и внешнеполитическое ведомство и на сей раз все свалили на Россию, называя ее врагом и оккупантом. У нас ведь во всем виновата Россия – и в том, что забастовали машинисты тбилисского метро, и в том, что в ткибульской шахте погибли двое рабочих, и в том, что ушел в отставку президент Федерации дзюдо, и в том, что вчера моей соседке Нино дождь намочил уже высохшее белье…

И в том, что в мире 1,2 миллиарда детей живут в условиях риска нищеты, конфликта или дискриминации.

На этом фоне, действительно, неожиданной была инициатива президента Маргвелашвили по поводу встречи с Владимиром Путиным. За ней последовали различные оценки и в стране, и за ее пределами. Поскольку на протяжении пяти лет Маргвелашвили ничего подобного в голову не приходило, члены парламентского большинства назвали заявление президента несерьезным. А оппозиция подозревает, что заявление Георгия Маргвелашвили о возможной встрече с лидером России – это часть его предвыборной кампании.

Но лед, тем не менее, не тронулся, поскольку без разрешения дяди Сэма у наших властей не хватает решимости сделать шаг в сторону России.  Такой решимости, которая помогала Илье Чавчавадзе и его единомышленникам, где бы они ни были, делать «грузинское дело».

В Государственном Совете Илья Чавчавадзе смело выразил свое мнение против репрессий, которые начались в стране в период спада первой революции в России. Он же указал, что, лишь удовлетворив интересы окраин, можно было установить в стране спокойствие.

Вместе с Ильей Чавчавадзе представители старого поколения грузинских шестидесятников и объединившиеся вокруг них беспартийные патриоты выступали тогда под лозунгом защиты интересов всего грузинского народа. Интересов грузинского народа, а не собственных или чужой страны (!).

«Мы для страны то же, что листья для дерева, что для листьев год, для нас – век. Через полвека никого из нас уже не будет, наши места займут другие. Грузия тоже дерево нашей жизни, посаженное в собственную почву, и на него опирается Учение Христа. До тех пор, пока его основание не ослабнет, пока корни будут прочны и крепки, при раскачивании веток и осыпании листьев с ним ничего не случится. Мы тоже листья, обреченные на то, чтобы рано или поздно опасть, и почему по нашей вине царство должна постичь беда? Нет, ваше величество царь, мы, несомненно, должны предстать перед ханом, и пусть будет, что будет!» (выдержка из произведения Акакия Церетели «Баши Ачуки»).

И если Грузия испокон веков является «деревом жизни» грузинского народа, то почему, наша «вельможная власть», по твоей причине ей должен быть нанесен вред?!

Подумайте об этом!

И еще о том, можете ли «предстать перед ханом» и сказать: «Будь, что будет»?! 

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here