Главная Рубрики Политика Кто-то очень не желает потепления наших отношений с Россией и непременно задумает...

Кто-то очень не желает потепления наших отношений с Россией и непременно задумает очередную провокацию

Кто-то очень не желает потепления наших отношений с Россией и непременно задумает очередную провокацию

Осторожно, господа, не задушите начатое дело в самом зародыше!

То, о чем мы так постоянно писали и чего так долго добивались, наконец-то, свершилось: Грузия без участия других сторон и всякого рода посредников заговорила с Россией! Нельзя, конечно, не отметить позитивную роль, которую сыграла Швейцария, однако главное состоит в том, что непосредственно за столом переговоров сидели только наш министр иностранных дел Давид Залканиани и первый дипломат России Сергей Лавров.  Российская сторона официально сообщила и о том, что встреча состоялась по инициативе грузинской стороны. Это подтвердило мнение, которое мы не раз высказывали – грузинской стороне надо лишь попытаться самостоятельно вступить в разговор с Россией, и северный сосед от такого разговора не откажется. В результате первая же попытка завершилась успешно, и очень велики шансы, что пользу, полученную от этой встречи, мы скоро ощутим на себе, если, конечно, нам дадут такую возможность. «Дадут возможность» подразумевает опасение провокационных действий со стороны оппозиции, которая уже подняла шум: мол, как только Залканиани вернется в Грузию, пусть тут же придет в парламент и расскажет, о чем он говорил с Лавровым.

Не исключено, что многие аспекты встречи Залканиани-Лавров могут быть засекреченными, и если парламентарии все-таки потребуют отчета, слушание придется проводить в закрытом формате. Причем, настораживает в данном случае не форма, а нечто иное – в каком бы формате ни проходило заседание, не исключено, что депутаты, как обычно, вынесут все наружу, правда тесно перемешается с ложью, и станет почти невозможно отделить одно от другого.

«Сегодняшняя встреча министров иностранных дел Грузии и России, где в роли медиатора выступила Швейцария, важна. Она свидетельствует о том, что сохраняется надежда на конструктивный диалог, который способен уменьшить напряженность и усилить стабильность, что пойдет на пользу всем гражданам, проживающим в регионе», — такое достаточно оптимистическое заявление распространил с социальной сети председатель ОБСЕ Мирослав Лайчак.

Несколько двусмысленно откликнулся на встречу и Государственный департамент США.

«США приветствуют встречу, которая состоялась при посредничестве Швейцарии. Мы поддерживаем суверенитет и территориальную целостность Грузии и призываем Россию прекратить оккупацию и снизить напряженность на административной границе», — написал в «Твиттере» представитель Государственного департамента США Морган Ортагус. Иными словами, Америка, вроде бы, поддерживает встречу, но там же говорит – беседуйте только относительно восстановления территориальной целостности, то есть, по теме, обсуждение которой может растянуться на годы.

Раз мы упомянули Швейцарию, скажем и о том, почему нас не удивляет подобный шаг со стороны этой страны. Если внимательно присмотреться, Швейцарии удается сохранять нейтралитет практически по всем направлением. Это умытая и причесанная страна, у которой установлены очень хорошие отношения со всеми государствами и которая максимально добивается урегулирования конфликтов, стараясь играть роль объективного посредника, поскольку она не претендует на какие-либо территории, у нее отсутствует интерес к войнам, к продаже оружия, нет амбиций на мировое господство. Таким образом, ее желание оказать посредничество не воспринимается как нечто неожиданное. Скорее, своего рода сюрпризом можно в какой-то мере счесть заявление председателя ОБСЕ. Впрочем, официально, надо полагать, данный шаг одобрят все, хотя неофициально эта простая, на первый взгляд, встреча являет собой предмет серьезной озабоченности кое для кого как в Америке и в Европе, так и у нас. Тем более, что именно после этой встречи Лавров спокойным тоном заявил: я бы полеты в Грузию восстановил. Нетрудно догадаться, что Лавров не произнес бы такой фразы без согласования с первым лицом государства. Можно сказать, первые признаки потепления обозначились, но это непременно взбесит наших западных «доброжелателей», которые максимально постараются остудить своим холодным дыханием едва затеплившуюся ситуацию.

Впрочем, власть наша, похоже, сумела-таки до конца осознать горькую реальность и неслучайно лидер парламентского большинства Гия Вольский четко пояснил: «Для нас существует два пути – вооруженный и с помощью переговоров. Мы выбираем переговоры…». Это означает, что правящая верхушка высказывает готовность к переговорам, и если случится так, что первое лицо России встретится с премьером Грузии (но не президентом), очень многое может разрешиться с пользой для нас.

А предпринимать что-то надо, и очень оперативно. Чего стоит хотя бы то, что после запрета на авиасообщение из России практически прекратился завоз пшеницы, а существующие в Грузии запасы исчерпались. Для того, чтобы изначально не допустить роста цен на хлеб правительство срочно отменило установленный запрет на завоз пшеницы сухопутным путем, и теперь с 1 октября в сторону Грузии двинется огромный караван трайлеров. Этот шаг, безусловно, может предотвратить ожидаемое подорожание хлеба, но он не в состоянии остановить рост цен на другие продукты, поступавшие, в основном, из России. Бесспорно, их тоже можно завозить по суше, но не надо забывать, что сухопутные маршруты обходятся дороже, и это обязательно отразится на ценах. А дальше, как по цепочке, власть окажется вынуждена предпринять шаги для предотвращения социального взрыва. Причем, о том, что мы вплотную приблизились к подобному взрыву, она знает лучше всех.

К сожалению, приходится принимать во внимание, что нам не простят этого потепления отношений, и кто-нибудь обязательно задумает очередную провокацию, на которую руководство не должно поддаться. Не должно поддаться хотя бы по той причине, что второго такого шанса у нас, возможно, больше не будет на протяжении многих лет, и надо постараться сделать так, чтобы за первой встречей последовала другая, и по требованию грузинской стороны состоялся диалог уже на высшем уровне – между первыми лицами государств. Совершенно очевидно, что с российской стороны такая готовность имеется. Теперь главное, чтобы Грузия сумела переступить через догмы и запреты, установленные нашими «доброжелателями», поскольку мы скованы ими уже долгие годы и, похоже, не в силах их нарушить.

Сегодня связывающий нас с Россией Ларский пропускной пункт работает практически в чрезвычайном режиме, так как этим маршрутом пользуются как грузовые, так и легковые автомашины. Из-за возникшего автомобильного коллапса Россия пытается модернизовать свой пункт, и уже это означает, что она готова к будущему сотрудничеству, к тому, чтобы сделать хотя бы сухопутное сообщение максимально комфортабельным и загруженным. А слова Лаврова по поводу восстановления воздушного сообщения воспринимаются как прямой сигнал к продолжению диалога. Тем более, что недавно российский официоз признался: грузовое авиасообщение с нашей страной можно легко наладить, остается только обсудить вопрос маршрутов. Получается, Россия готова уступить в первой части, а по второй будет требовать гарантий безопасности для своих граждан, что, собственно говоря, является естественным требованием для любой нормальной страны. Сегодня уже документально подтверждено, что в последние годы Россия стала для Грузии важнейшим торговым партнером. Очевидно и то, что после проваленного туристического сезона и запрещения перелетов грузинская экономика в течение всего лишь одного лишь квартала понесла убытки в объеме одного миллиарда долларов, и если судить по нынешнему курсу лари, то в национальной валюте миллиард долларов составляет почти четверть Государственного бюджета Грузии. Тему туризма (но не только) затронула и президент Грузии. Если помните, после избрания президентом госпожа Саломэ первым делом сказала, что не собирается вступать в диалог с Россией, однако возникшая в стране горькая реальность и крайне тяжелый социальный фон, как видно, заставили ее поменять свое мнение.

«Если вы слушали мое выступление, то в нем ясно подчеркнуто, что для страны, находящейся в такого рода конфликте, как наш, и имеющей в повестке дня проблему оккупированных территорий, существует только два пути: один – это война и военный путь, от которого мы отказались; второй – это путь диалога и дипломатии. Нельзя допустить, чтобы Грузия не испробовала этот путь и продолжала замыкаться в себе. Весьма показательно, что реакция и отклики, которые мы услышали после этой встречи, будь то от Америки, Государственного департамента или от Евросоюза, ведомства Могерини или еще и от Генерального секретаря – все эти отклики были позитивными, в том духе, что вы должны пытаться, а мы тоже будем рядом с вами. В Грузии нет и никогда не было русофобских настроений. Везде, где бы я ни выступала, в качестве одной из главных моих я рассматривала необходимость донести до мира, что в этом проявляется наша терпимость и толерантность. Между прочим, примером может служить хотя бы то, что в прошлом году в Грузии побывало полтора миллиона российских туристов, и не произошло ни одного инцидента. Остальное – это политическая напряженность, которая явно просматривается между двумя странами. Да и как может быть иначе, если твоя территория подвергнута оккупации? Над этим и надо поработать», — заявила президент.

Что ж, госпожа Саломэ, если в прошлом году к нам приехало полтора миллиона россиян, так почему же в нынешнем – в результате наших собственных стараний и вашей личной заслуги (это когда вы на следующее утро после «гавриловской ночи» с международной трибуны назвали Россию врагом) мы изначально «избежали» такого потока туристов? Может вы и об этом скажете пару слов, или, вернее, принесете в связи с этим свои извинения, госпожа Саломэ? Это было бы нелишним, и давайте вообще договоримся о том, что не будем препарировать, кто наши встречи одобряет, а кто нет – главное, чтобы они несли стране благополучие, нравились людям и были полезны для Грузии!

Бесо Барбакадзе

P.S. Министерство иностранных дел Грузии выступило с отрицанием информации о том, что встреча Залканиани-Лавров состоялась по инициативе грузинской стороны. Вот вам как раз то, на чем мы сделали акцент, то есть, что сразу же после позитивной встречи начали взаимные упреки: дескать, это не мы хотели встречи, а нас о ней попросили. Российская сторона, в свою очередь, утверждает, что встреча состоялась по инициативе грузинской стороны. Давайте распахнем глаза и посмотрим на все трезвым взглядом – кому данная встреча нужна была больше? А если более конкретно – к чему была такая встреча России и чем она могла быть важна для нас? Так что, поосторожней, господа, поосторожней, чтобы не задушить начатое дело в самом зародыше!

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here