Главная Рубрики Политика Кризис Евросоюза отразится и на Грузии

Кризис Евросоюза отразится и на Грузии

Поделитесь

На днях в Брюсселе состоялся саммит глав стран Евросоюза. Он еще раз подтвердил, что европейское единство стоит перед серьезной угрозой, а разногласия между его членами углубляется и обретает серьезный характер. Эксперты заговорили не только о кризисе, но об опасности распада Евросоюза. Главным вопросом повестки дня была проблема мигрантов. Недавно в Италии и Австрии к власти пришли сторонники ужесточения миграционной политики, а в Германии возникли разногласия внутри правящего блока — лидер Баварского христиан-социального союза и министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер вступил в противостояние с Ангелой Меркель. Особый подход, помимо Италии, проявляют Испания и Греция, поскольку волна мигрантов, идущая из Северной Африки и Ближнего Востока, прежде всего, настигает эти страны. 

После длительных, напряженных переговоров европейские лидеры согласились по поводу ужесточения определенных правил. Одной из главных идей их стратегии стало распространение принципов соглашения, достигнутого в 2016 году с Турцией, на другие страны, и в первую очередь — на Ливию. Там при финансовой помощи Евросоюза будут созданы новые лагеря, возрастет и финансирование береговой охраны Ливии, которая должна пресекать передвижение судов с мигрантами в сторону Европы. В рамках достигнутых ранее соглашений, 3 миллиарда евро будет выделено Турции, 500 миллионов — странам Северной Африки, планируется и усиление пограничной службы Евросоюза «Фронтекс».

Однако часть государств-партнеров отказывается поддерживать инициативы Евросоюза. Египет, Марокко, Тунис, Алжир и Албания отказались от создания лагерей для тех беженцев, которые будут спасены в Средиземном море (до территории Евросоюза). Лидеры Евросоюза договорились о том, что распределение беженцев между государствами-членами будет необязательно, и их примут лишь те страны, которые добровольно выразят такое желание. В противном случае, они будут подлежать депортации. Новый премьер Италии Джузеппе Конте лишь после этого подписал итоговый документ. Несмотря на то, что роль Конте довольно велика, большинство политических комментаторов активно используют термин «орбанизация миграционной политики», поскольку соответствующие идеи на высшем уровне впервые были высказаны премьер-министром Венгрии Виктором Урбаном. Ускорение депортации сторонники Конте в Италии, так же, как сторонники ужесточения миграционной политики в Европе, восприняли как свою большую победу.

После этого президент Франции Эммануил Макрон постарался представить ситуацию таким образом, якобы, саммит укрепил европейское единство. «Сегодня победило сотрудничество между европейскими странами», — заявил он. Но очевидно, что выбор в Брюсселе был сделан против европейского единства, поскольку каждая из стран в своей миграционной политике стала гораздо самостоятельнее, сама будет решать, создавать ли новые центры первичного размещения мигрантов. Этот нюанс важен — власти Италии потребовали, чтобы беженцы немедленно были размещены в лагеря первичного распределения и равномерно распределены в странах Евросоюза. Первое предложение было принято, что же касается второго, то государства сами будут решать, создавать ли соответствующие центры, и маловероятно, чтобы в этом плане Польша или Венгрия проявили инициативу.

Еще одной проблемой является то, что задействование системы лагерей в Северной Африке пока что остается просто идеей, ее реализация детально не расписана. Если выполнение соглашения 2016 года между Турцией и Евросоюзом обеспечат власти Эрдогана, которые полностью контролируют свою страну, непонятно, кто будет защищать (обеспечивать едой, медикаментами и т.д.) лагеря беженцев в Ливии, которая все еще не справилась с хаосом гражданской войны, в чем велика «заслуга» именно стран Евросоюза.

Оценивая результаты саммита, гораздо искреннее Макрона была Ангела Меркель, которая сказала, что между странами остались большие разногласия. Евросоюз не сумел продвинуться вперед еще по двум вопросам — принятия новых членов и выхода Великобритании из объединения. Полагали, что на саммите будет сделано заявление о начале переговоров по поводу вступления в Евросоюз Албании и Македонии. Однако парламент Нидерландов поручил премьер-министру Марку Руте помешать началу переговоров Евросоюза и Албании под предлогом того, что эта страна не будет отвечать критериям членства в Евросоюзе. Что касается Македонии, тут дали о себе знать старые проблемы. Правительство добилось компромиссного соглашения по поводу названия страны («Северная Македония», вместо «Македонии»). Это вроде бы должно было снять барьеры, возведенные Грецией на пути евроинтеграции, Однако после многолюдных акций протеста президент Македонии Георге Иванов на это решение наложил вето.

Евросоюз на полгода продлил санкции против России. Несмотря на это, в Москве заговорили об изменении ситуации. По мнению председателя комитета по международным отношениями Совета Федерации России Константина Косачева, «монолитного подхода уже не существует, налицо разность мнений». В качестве примера он привел различные позиции Италии и Польши. Создавшуюся ситуацию Косачев описал следующим образом: «С одной стороны, очевидно, что санкции не имеют смысла, и, с другой стороны, европейский бизнес активно «давит» на политиков, поскольку из-за санкций несет не меньшие убытки… Вне всякого сомнения, что, если бы у сторонников отмены санкций были какие-то аргументы или повод пересмотреть политику санкций таким образом, чтобы дать Евросоюзу возможность «сохранить лицо», решение было бы иным».

Особенно актуальной была позиция Польши в отношении еще одной проблемы, которая в заключительной декларации саммита не была отражена с полной остротой. После того, как администрация Трампа установила тарифный барьер на производимые в Евросоюзе сталь и алюминий, а на саммите «Большой семерки» разногласия по этому поводу переросли чуть ли не в скандал, европейцы разработали пакет контрмер и встали перед угрозой широкомасштабной «тарифной войны» с США. Их подход не является единым и в этом случае — позиция Польши и некоторых других стран Восточной Европы резко проамериканская. Соответственно, Берлин и Париж лишены возможности опереться на европейскую солидарность.

С обострившимися отношениями с США связан еще один вопрос, который рассматривался на саммите — лидеры европейских стран договорились об укреплении обороноспособности. В этом же контексте следует рассматривать инициативу девяти стран Евросоюза, в том числе — Франции и Германии, о создании совместных сил быстрого реагирования и тесном сотрудничестве генеральных штабов. Интересно, что в реализации этой инициативы, невзирая на выход из Евросоюза, примет участие и Великобритания — раньше Лондон активно противился подобным начинаниям за пределами НАТО.

Разногласия между США и Евросоюзом, предположительно, проявятся на саммите НАТО 11 июля, тем более, что, по словам, нового Государственного секретаря Майка Помпео, «президент Америки хочет, в конце концов, увидеть цифры». Речь о росте оборонных расходов европейских партнеров. После этого саммита Трамп в столице Финляндии встретится с Владимиром Путиным. Его первый комментарий по поводу этой встречи поверг Европу в шок. По данным «Рейтер», на вопрос журналиста — возможно ли, что США признают Крым частью территории Крыма? — Дональд Трамп ответил: «Посмотрим».

На прошлой неделе «Вашингтон Пост», со ссылкой на правительственные источники, писала, что, когда президент Франции Эммануил Макрон гостил в США, Дональд Трамп его спросил: «Почему вы не хотите выйти из Евросоюза?» . И предложил двусторонний торговый договор, который более выгодный для Парижа, нежели соглашения, заключенные в рамках Евросоюза. В СМИ также широко распространилась еще одна история, связанная с этим визитом. Макрон предложил Трампу сотрудничество в торговой сфере, поскольку «существует общая проблема — Китай», а президент США, якобы, ответил: «Евросоюз хуже, чем Китай». Если это правда, ситуация гораздо тяжелее, нежели на первый взгляд.

У нынешнего внешнеполитического курса Грузии могут возникнуть серьезные проблемы, если противостояние между США и Евросоюзом будут углубляться, и на Северном Кавказе они будут проводить свою политику, не учитывая интересы друг друга. Если крестовый поход Дональда Трампа против Евросоюза будет продолжаться, единый фронт западных стран, скорее всего, распадется, а влияние России в Грузии очень быстро возрастет.

Лука Немсадзе

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here