Главная Рубрики Политика Карманные журналисты

Карманные журналисты

Нино Жижилашвили

Что означает термин, вынесенный в заголовок этой статьи, хорошо, наверное, помнят все. В Грузии он укоренился еще начиная с конца 1990-х годов: так обычно именовали людей, работавших в средствах массовой информации, которые находились под непосредственным влиянием каких-либо бизнес-структур или политических групп. В первую очередь, это касалось сотрудников государственных или финансируемых правительством СМИ.

К примеру, хорошо помню, как журналисты с «Первого канала» тогдашнего государственного телевидения стеснялись появляться на пресс-конференциях и брифингах, поскольку звание «карманных журналистов» в отношении них было настолько общепринятым, что часто их прямо так открыто и обзывали в ходе проходившей пресс-конференции. Но самое примечательное – делали это те же политические силы и политические лидеры, которые впоследствии сами обзавелись, можно даже сказать, не «карманными», а «нательными журналистами», и стали обращаться с ними как с настоящими рабами. Если же быть поточнее, это была та самая политическая сила и те самые лидеры, которые до сих пор располагают такого рода журналистами, и убедительней всего это проявилось во время промежуточных выборов 19 мая 2019 года. В особенности – в Зугдиди. Могу потом забыть, и потому сразу же поясню – термин «карманные журналисты» я специально вынес в заголовок статьи без кавычек. Дело в том, что в процессе выборов в Зугдиди представители грузинского медиасообщества данный свой статус уверенно подтвердили уже не только в переносном смысле, но и в прямом, окончательно, как я полагаю, закрепив его применительно к себе и своим коллегам. Почему – поясню чуть позже.

Пока же, думаю, следует непременно добавить, что определенные бизнес-структуры и политические группы и сегодня владеют средствами массовой информации, на которые имеют прямое влиянием, что в какой-то мере позволяет и их приравнять к «карманным СМИ». Но лишь в какой-то степени и потому – в кавычках. Этим телекомпаниям и медийным организациям, хоть и минимально, но все же как-то удается сохранять свое журналистское лицо, то есть, соблюдать определенные стандарты, нормы приличия и не изъявлять готовность из страха или ради собственной выгоды идти на все.

В отличие от них журналисты «Рустави 2» и «ТВ-пирвели» уже давно пребывают в настоящем астрале, так что, применительно к ним статус «карманных журналистов», как теперь оказалось, явно занижен. Надо непременно добавить, что сорвавшиеся с цепи медиаорганизации, наподобие перечисленных, основаны и зарегистрированы также сателлитными для «Национального движения» неправительственными структурами или же непосредственно бизнес-лидерами «нацев». Но что говорить об Интернет-вещателях «малых габаритов», если вон прямо у нас на глазах два «крупных» и вещающих на всю страну телеканала ведут себя так позорно и низко, что мы, нормальные, обладающие понятиями о совести журналисты, иногда начинаем стесняться своей профессии и подумывать, а не податься ли в какую-нибудь другую сферу.  До этого я уже сказал: те, о ком, идет речь, стали карманными журналистами безо всяких кавычек, в прямом значении этого слова – так что, теперь самое время рассказать, как в ходе избирательного процесса в Зугдиди журналисты-«карманники» из «Рустави 2» и «ТВ-пирвели» действительно, в буквальном смысле залезали в карманы к людям.

«А ну-ка покажи, что у тебя кармане?», «Что у вас там лежит в карманах, немедленно покажите!», — эти строгие и требовательные фразы чаще всего фигурировали в качестве звукового сопровождения зугдидских сюжетов «Рустави 2» и «ТВ-пирвели». Можете себе представить – эти оснащенные микрофонами и действующие по «новым журналистским стандартам» агрессоры адресовали подобные требования даже гражданам, стоящим на приличном расстоянии от избирательных участков

Вообще-то, признаюсь, я не смотрю передачи этих откровенно «нацевских» карманных телеканалов, однако тут до меня случайно донеслась из телевизора в соседней комнаты фраза – «Что у тебя в кармане, покажи!». Я решил, что полиция проводит задержание какого-то криминала и пошел взглянуть на экран – вдруг что-то важное! А там на одной их зугдидских улиц какая-то малявка-девчонка с микрофоном в руках нахрапом надвигалась на «биржующих» парней лет 25-ти и орала: покажите, что у вас в карманах! Из головы не выходят потрясенные лица этих «биржевиков». Потребовать вывернуть карманы или право провести обыск имеют оперативные сотрудники полиции, а кем являлась эта визжащая шмакодявка и чего она, собственно, хотела, парни так и не поняли. В конечном счете, все, естественно, завершилось тем, что ребята постепенно пришли в себя и прогнали, наконец-то, эту вооруженную микрофоном разбойницу (называть таких журналистами у меня не поворачивается язык). Ну а потом ведущий в студии «ТВ-пирвели» и журналистка, потребовавшая вывернуть карманы, оценили данный факт следующим образом: зритель воочию видит, как нам не дают возможности осуществлять нашу журналистскую деятельность и препятствуют выполнению профессиональных обязанностей.

Не знаю, кто внушил этим наглым девицам или где они вычитали, будто профессиональная журналистская деятельность заключается в том, чтобы набрасываться на улице на людей и шарить у них по карманам. Впрочем, когда известная нахалка, необразованная и невоспитанная Нино Жижилашвили возглавляет как декан факультет журналистики одного из тбилисских университетов, вопрос: кто объяснил этим маленьким девчонкам, что такое профессиональная журналистика? — полностью теряет смысл и отпадает.

Очевидный факт: их учителями, а затем селекционерами становятся именно «мамаши» «ТВ-пирвели». Нино Жижилашвили обучает их тому, что «сущность журналистики» состоит в обыскивании карманов граждан, а дальше к ним внимательно присматривается Инга Григолия, отбирая самых наглых, безнравственных и вдобавок самых необразованных в качестве кандидатов на работу в «ТВ-пирвели».

Вы, наверное, обратили внимание – «ТВ-пирвели» я упоминаю почему-то чаще, чем «Рустави 2». Причина очень простая – в целом и в особенности во время освещения зугдидских выборов канал «ТВ-пирвели» далеко «обскакал» «Рустави 2» по наглости, лживости и, что главное, по лихим налетам на граждан.

Анука Ахалая
Анука Ахалая

Если не принимать во внимание инцидентов, типа того, когда прокурор-директор «Рустави 2» вырвал из рук у несчастной пожилой женщины целлофановый пакет – хочешь-не хочешь, а у тебя там, мол, списки активистов – других столь же агрессивных нападений журналисты «Рустави 2» не совершали. А, кстати, в изъятом Никой Гварамия целлофановом пакете оказались всего лишь старые туфли вышеупомянутой пожилой женщины, которые та, по-видимому, несла к сапожнику… Что, однако, ничуть не смутило ни Гварамия, и ни его подстрекателей. Напротив – именно после этого случая к «выполнению журналистских обязанностей» приступила специальный нападающий «ТВ-пирвели» (и снова ну никак не могу произнести слово «журналист») Анука Ахалая, которую Инга Григолия объявила до этого «восходящей звездой грузинской журналистики».

А этой наглой «звезде» показалось недостаточным нападать на граждан и орать: что у вас в карманах? Он принялась прямо людей за карманы хватать, бесцеремонно выгребая их содержимое – деньги, записные книжки, ручки, упаковки с жевательной резинкой, пачки сигарет ну и так далее.

А потом, когда возмущенный гражданин начинал требовать – верни мои вещи, нападавшая отскакивала в сторону и рассматривала свою разбойничью добычу с такой иронической ухмылкой, что любой психиатр, понаблюдавший за ней со стороны, непременно поместил бы ее в лечебное учреждение специального профиля.

Такая своего рода психопатическая улыбка на лице и болезненно поблескивающие глаза действительно стали характерным штрихом, безошибочно отличающим современных грузинских журналистов. Возможно, мне бы даже стало их жалко, если б то, как по-хамски ведет себя маленькая обнаглевшая девица с человеком возраста ее деда, как мучает его и не возвращает извлеченные без спроса из кармана личные вещи, не представляло собой крайне отвратительное и постыдное зрелище.

Между прочим, подобным действиям есть определение в Уголовном кодексе, как «неоправданное овладение чужим имуществом», что подлежат наказанию в виде лишения свободы на определенный срок. И я не понимаю, почему полиция не стала реагировать на все эти антисоциальные и противозаконные проявления, на то, что называющие себя «журналистами» нападающие, а по сути дела, грабители позволяли себе залезать в карманы граждан и отнимать у них личные вещи.

Следует сказать и том, что в грузинской медии журналисты часто критикуют полицию, считая нарушением прав человека факты, когда ее представители обыскивают граждан. Стоит кому-то обратиться к неправительственным структурам с заявлением: мол, полицейские остановили меня на улице и потребовали вывернуть карманы, как в течение целой недели во всех ток-шоу только о том и будут говорить, что грузинская полиция нарушает права человека.

Вот мне и любопытно, если правоохранительные органы не вправе требовать у граждан вывернуть карманы и, тем более, не должны сами этого делать, кто же наделил подобным правом журналистов? За подобные действия журналисты строго критикуют полицию, но почему же тогда сами позволяют себе поступать аналогичным образом?

Ответ возможен лишь один: так ведь они карманные журналисты, то есть, «карманники» в самом широком смысле!

Бакур Сванидзе

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here