Главная Рубрики Политика Иванишвили – по телевизору, «защитники» Грузии – в филармонии

Иванишвили – по телевизору, «защитники» Грузии – в филармонии

Иванишвили

На прошлой неделе в общественное мнение обсуждало две главные темы: обстоятельное телеинтервью Бидзины Иванишвили и состоявшийся 13 апреля в филармонии слет движения «Защити Грузию». Что представляется наиболее важным в полуторачасовом монологе Иванишвили и кто от чего собирается защитить Грузию?

На протяжении всего интервью Иванишвили пытался подвести обсуждение каждой темы к одному простому заключению: кто критикует «Грузинскую мечту», вольно или невольно потакает интересам «Национального движения». В этом контексте он упомянул как старых своих партнеров – Давида Усупашвили, Губаза Саникидзе, Гию Хухашвили, Шалву Шавгудидзе, так и недавно покинувших «Грузинскую мечту» депутатов. Гораздо важнее обиды и желания очернить бывших товарищей по команде во всем этом, наверное, то, что Иванишвили, похоже, не намерен отказываться от двухполюсной модели, опирающейся на противостояние «Грузинской мечты» и «Нацдвижения», и проводит принцип: «Все, кто не с нами, тот оказывает пособничество нашим врагам». Такой политический манихеизм не допускает существования других цветов, кроме белого и черного. У «Грузинской мечты» имелась возможность отойти от такой модели, тем не менее, в 2016-м перед выборами ее лидер остановил стратегический выбор на двухполюсной модели 2012 года и решил опереться на нее.

Иванишвили назвал Вано Зардиашвили жертвой режима и в аналогичном тоне говорил о Леване Мурусидзе. Вместе с тем, он сделал намек на то, что бывшие соратники, боровшиеся с властью Саакашвили (в том числе, еще до прихода Иванишвили в политику), как раз-таки лили воду на мельницу «Нацдвижения». Все это очень тяжело было слышать той части общества, которая противостояла Саакашвили (что отчетливо проявилось в последовавших комментариях), поскольку именно борьба этих людей, подвергавших себя огромному риску, заложила предпосылки для того, чтобы Иванишвили мог прийти в политику и нанести поражение уже основательно подорванному режиму. Хотя в связи с Зардиашвили следует признать наличие еще одного обстоятельства, которое было справедливо отмечено Иванишвили – члены команды, которым не нравится его прошлое, имели возможность еще в 2016 году заявить, что они отказываются находится в одном с ним ряду, после того, как увидели его фамилию в парламентском списке кандидатов от партии, однако никто делать подобное заявление не захотел.

Иванишвили – по телевизору, «защитники» Грузии – в филармонии

Часть комментаторов полагает, что метод обретения сторонников путем запугивания электората возможностью возвращения Саакашвили устарел, хотя, вне всяких сомнений, часть из «дополнительных» полумиллиона избирателей, кто во втором туре президентских выборов отдали голоса в пользу Зурабишвили, сказала тем самым «нет» реставрации прежнего режима. Тем не менее, приверженность Иванишвили двухполярной модели оттолкнула от него часть сторонников, причем, возможно, лучшую их часть, в которую входили сравнительно более развитые и критические мыслящие люди. Бесконеная эксплуатация черно-белой модели показалась им оскорбительной, тем более, в условиях, когда все перевернулось вверх дном – Вано Зардиашвили объявлен жертвой старого режима, а, к примеру, Леван Гогичаишвили – невольным проводником его интересов (хорошо еще, что не назвали «агентом»).

Недовольство усугубляет еще один выбор, сделанный примерно пять лет назад. Именно тогда Иванишвили пошел на оформление стратегического альянса с судьями «адеишвилевской эпохи». Теперь он утверждал 9 апреля в эфире телекомпании «Имеди», что суды стали лучше и доверие к ним высокое, ну а «Нацдвижение» и управляемые им неправительственные организации пытаются дискредитировать эту улучшенную систему. Иванишвили высказал мнение о том, что адвокат Шалва Шавгулидзе, выступавший защитником в деле об убийстве Гиргвлиани, сыграл для «Нацдвижения» (на стадии апелляции) более полезную роль, чем Леван Мурусидзе. Вообще, следует заметить, что альянс Шавгудидзе и «Свободных демократов» с «Европейской Грузией» на промежуточных выборах в Мтацминдском избирательном округе дал в руки Иванишвили удобный информационный козырь – он использует пример Шавгудидзе для дискредитации всех бывших соратников.

Тут, наверное, важно подчеркнуть и такое обстоятельство: Иванишвили утратил возможности для маневра по целому ряду спорных вопросов (странный симбиоз с «Нацдвижением», судьи т.д.), на основание которых его критикуют бывшие сторонники. Это не та тема, как, скажем, культивация конопли или лицензирование «таксмоторов», где прежние решения можно в случае чего легко поменять. Прогнать «адеишвилевских судей» или приступить к масштабной «денацификации» Иванишвили теперь уже не способен. Он действительно мог инициировать соответствующие процессы в 2012-2013 годы, однако сегодня этого ресурса у него в распоряжении нет – поезд уже ушел. Потому он и в будущем будет защищать Мурусидзе и Зардиашвили. Оба в различных сферах превратились в символ политики «Грузинской мечты». Раньше «избиратели 2012 года» вынашивали надежду на то, что Иванишвили поменяет политику, но сегодня, по-видимому, для всех стало очевидно, что у него отсутствует не только подобное желание, но и нет на это возможности, и в день парламентских выборов «Грузинская мечта», как и сейчас, будет по-прежнему ассоциироваться с Ираклием Кобахидзе и его группой, с Вано Зардиашвили и Леваном Мурусидзе.

Сегодня широко распространено мнение о том, что это на будущих выборах лишит правящую партию всяческих перспектив, однако не следует забывать, что у Иванишвили в руках остаются огромные финансовые ресурсы и административные рычаги, а также отлаженные отношения с региональными элитами, что резко повышает шансы его партии в мажоритарных округах. Пока, конечно, преждевременно говорить о количестве мандатов, хотя, если верить кулуарной информации, «Грузинская мечта» может наметить в качестве цели получение приблизительно 95 мандатов (по пропорциональной системе+мажоритарии). На фоне кризиса и дискредитации партии многие, наверное, сочтут все это невообразимым и при этом вспомнят, какого результата ожидали партийные лидеры «Мечты» в первом туре президентских выборов. Но тут более важным представляется другое «мешающее» обстоятельство – в ходе парламентских выборов (не считая вторых туров в мажоритарных округах) будет относительно сложно использовать биполярную модель  («Мечта»-«Нацдвижение), тем более, что очень велико число избирателей, ищущих альтернативу.

Экспертное сообщество, да, наверное, и сама правящая партия прекрасно видят, что «Грузинская мечта» потеряла часть старых избирателей в лице «антимишистов», позицию которых во фракции (скорее, болезненно, чем хорошо) озвучивала старая гвардия. Большинство их голосов гарантированно к «Нацдвижению» и «Европейской Грузии», конечно, не перейдет; прибрать себе в эту нишу попытаются, прежде всего, «Гражданское движение», «Альянс патриотов» и «Защити Грузию», собравший своих сторонников 13 апреля в филармонии.

В последний период участилось апеллирование к «избирателям 2012 года». Естественно, их нельзя уравнивать с программой и лозунгами «Грузинской мечты» того периода или только с «антимишизмом» и отрицанием прежнего режима. В принципе, невозможно точно определить, что представляют собой «идеалы 2012 года». На этот счет у всех имеется своя собственная версия, хотя действительно существует понятие, объединяющее самые разные мнения. Это справедливость. Все претензии к Иванишвтили и «Грузинской мечте», существующие в тех или иных сферах, в конечном счете сводятся к несправедливости созданной ими системы.

Часто слово «справедливость» раздавалось и 13 апреля в филармонии, где большинство собравшихся представляли собой бывших членов «Грузинской мечты». Оппонирование Бидзине Иванишвили в момент, когда его телеинтервью еще не потеряло актуальность для аудитории, с точки зрения драматургии может быть сочтено довольно удачным.

Пока непонятно оформиться ли «Защити Грузию» в клуб бывших депутатов «Грузинской мечты» или к ним присоединятся и другие группы. Это связано не только с материальным и технологическим обеспечением, но и с балансом внутри системы. Одно дело, если ситуацию внутри нового объединения регулирует один лидер или спонсор (например, Иванишвили или – в 2007 году – Патаркацишвили), и совсем другое, когда наедине лицом к лицу остаются лидеры примерно одного ранга, которые воспринимают друг друга в качестве конкурентов. При этом в случае появления у нового объединения претензии воплощать собой, хотя бы даже в глазах определенного сегмента, так называемую, «третью силу», лидерам придется учитывать, что в обществе возросла потребность на позитивную программу и ставка только на отрицательные лозунги — «Нет «Нацдвижению»!», «Нет «Грузинской мечте»!», «Нет судейскому клану» — в данном случае не пройдет.

Националы и аффилированные с ними комментаторы много говорят о том, что «Защити Грузию» выполняет заказ Иванишвили, и на этой почве может зародиться предположение, будто «старую гвардию» он выдворил из «Грузинской мечты» целенаправленно и «увязал» ее со сбежавшими избирателями, чтобы обеспечить их консолидацию под зонтиком новой сателлитной организации (возможно, в будущем своего коалиционного партнера). Впрочем, эти подозрения, надо полагать, не окажут влияния на избирателей-«антимишистов», если «Защити Грузию» очень твердо заявит о своей программе-минимум (на слете ее озвучил Давид Маградзе): 1) уничтожение двухполюсной системы; 2) отстранение «Грузинской мечты» от власти, но так, чтобы ее место не заняло «Нацдвижение». Правда, если при этом лидеры нового движения даже в подтексте обозначат благоговение перед Иванишвили, как делали до недавних пор, это может оказать разгромное влияние на их рейтинг.

Дмитрий Мониава

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here