Главная Новости Грузия До тех пор, пока общество будет ориентировано на денежных лидеров, о существенных...

До тех пор, пока общество будет ориентировано на денежных лидеров, о существенных изменениях и думать не приходится

Гулбаат Рцхиладзе
Гулбаат Рцхиладзе

На фоне коренных идеологических  (и не только) преобразований, проходящих в последний период на Западе (что, с одной стороны, обусловлено кризисом либеральной повестки дня, а с другой – усилением в Европе националистско-консервативных субъектов), регресс существующей политической элиты и целиком системы все больше очевиден и в Грузии. Как и на Западе, необходимость распрощаться с этой системой и замены ее на новую является своего рода объективной данностью, которая, в большей мере, является отголоском процессов, проходящих именно на пространстве Евросоюза. Однако, в отличие от Евросоюза, где альтернатива глобалистской политической монополии годы назад появилась в лице конкретных партий и общественных движений, в Грузии формирование третьей силы пока что остается на уровне идеи. 

Антизападные настроения, существующие среди значительной части населения и политического спектра, не смогли выйти за рамки активности в социальных сетях. А отдельным группам, которые со стороны либеральной медиа находятся в полной информационной блокаде, не удается сформировать единое консервативное ядро. Это, можно сказать, продлевает власть существующей правящей команде, в целом…

Какой ресурс реально существует сегодня в Грузии для коренных политических изменений, и какого вида национализм может развиться здесь, на фоне проходящих на Западе преобразований?

С «Грузией и миром» беседует политолог, доктор политических наук Гулбаат Рцхиладзе.

— На фоне фундаментальных изменений, проходящих на Западе, необходимость формирования «третьей силы» как реальной альтернативы является актуальной темой и в Грузии. Однако, в отличие от Запада, здесь  активность политических сил и общества пока что так и не вышло за рамки социальных сетей. Чем, на ваш взгляд, это обусловлено, и видите ли вы перспективу такой силы?

— По моему мнению, можно выделить несколько факторов, которые мешают и тормозят формирование такого ядра, как реальной политической альтернативы. В частности, что я имею в виду. Первое и самое важное – финансы и финансовое обеспечение процесса, который постепенно должен привести нас как раз к этому альтернативному ядру. Сколько бы мы сейчас ни говорили о высоких материях, о родине, патриотизме и т.д., факт, что так просто и одним махом процессы не развиваются. Об этом мы могли говорить в 1980-е годы, когда находились в социалистической системе, и когда появились т.н. неформальные организации, но народ был трудоустроен и получал советскую зарплату. Когда национальное движение увенчалось объявлением независимости, и люди думали, что мы  получили, действительно, независимое государство, советские зарплаты все же сохранялись, и все полагали, что так и должно было быть и будет впредь. Хочу сказать, что данность была такова: финансы не являлись главным фактором для процессов. Сегодня мы имеем существенно отличающуюся реальность в лице дикого капитализма… Что касается других обстоятельств, то очень важен субъективный фактор, который, полагаю, играет во всем этом решающую роль…

— Что вы имеете в виду?

— То, что финансы для партийной работы, с одной стороны, необходимы. Но, в то же время, не все зависит от финансов. Ситуация была бы более удобдна, если бы не мнение значительной части нашего общества и ее отношение к политическим партиям. В частности, в обществе бытует стереотипное мнение, будто, если у политической партии или какого-то движения нет серьезных финансов, она не солидна. Вспомните хотя бы, как Иванишвили пришел во власть, и как он же привел с собой  ранее абсолютно бесперспективные фигуры. Вспомните, как одним махом  трехпроцентные субъекты он превратил во властные партии. Между прочим, для этого он не потратил и не роздал много денег, как полагают многие. Просто, для общества знание того, что у Иванишвили огромные финансовые ресурсы, оказалось достаточным для того, чтобы его поддержать. Представляете, чем были бы политическая цена и авторитет Иванишвили без этих ресурсов (несмотря на то, что он из этих ресурсов почти ничего не потратил)?! Представляете, какие у него были бы шансы?! Вот, это сегодня является нашей реальной проблемой, и, думаю,  до тех пор, пока общество будет настолько ориентировано на денежных лидеров, о существенных изменениях и думать не приходится. Я, конечно, на наш народ свысока не смотрю и не говорю в циничном тоне. Я тоже являюсь частью этого общества. Просто, как уже сказал, мы сегодня живем в такой системе, которая не дает других возможностей. Отдельный вопрос – амбиции, которые также являются мешающим фактором. Зависть, насмехательство,  наветы друг на друга за спиной – все это и есть мешающие обстоятельства, которые исторически сопутствуют нашей стране…

— И все это, наверное, обуславливает нигилизм в обществе…

— Разумеется, но вместе с нигилизмом есть и лень, и неспособность. В частности, что я имею в виду. Несмотря на то, что в последние годы в стране происходит многое такое, что неприемлемо для большей части общества, протест населения, как вы сказали вначале, не смог выйти за рамки написания комментариев в социальных сетях, распространения «лайвов» на «Фейсбук», публикации «перченых» постов, видео… Ясно, что это, само по себе, хорошо, но ведь этим реальные изменения не произойдут?!

Что касается глобальной либеральной повестки дня, которой уже давно управляется Грузия, нравится вам это или нет, следует признать, что это — система, которая работает последовательно. Существует определенная политическая и идеологическая школа, которая действует по всем направлениям и готовит необходимые ей кадры. У этой системы есть собственная интеллигенция, собственная элита, даже собственные оппоненты, которым сама же диктует правила оппонирования. В это время на том фланге, о необходимости формирования которого мы говорим (имею в виду консервативный фланг), сложно говорить об изменениях и о том, что «либеральная» повестка дня должна закончиться. Да, должна, но, к сожалению, сегодня у нашего общества нет ни внутренней силы, ни ресурса для самомобилизации, чтобы без диктуемых извне каких-то инструкций поставить точку на том, что для него неприемлемо…

Тут же хочу воспользоваться случаем и через вашу газету выразить благодарность всем, кто мне звонит, приходит и говорит, что нужно бы начать какое-то движение, и чтобы я его возглавил… Повторю снова, что из этого так легко ничего не получится. Мы боремся с колоссальными силами, и необходимо, чтобы этим силам противостояло нечто, адекватно соответствующее. У нас, к сожалению,  нет сил, поэтому нужно подождать и дождаться соответствующего момента…

— В определенной части общества есть и такие ожидания, что поражение либерализма как идеологической данности и приход консервативных субъектов во главу ведущих западных государств автоматически изменит политическую повестку дня и здесь. Это мнение вы считаете реальным? И вообще, по-вашему, на какие  идеологические постулаты должен опираться грузинский национализм?

— Есть определенная логика и зерно правды в том, что проходящие на Западе процессы найдут здесь какой-то отголосок. Но то, что должны сделать мы, другой сделать не сможет, и по этому поводу нам не следует питать иллюзий.  Какие бы изменения  ни происходили в другом месте, у геополитики есть свои законы, и внешняя сила всегда воспользуется твоей слабостью. Что касается второй части вопроса, на что должен опираться грузинский национализм, то это очень большая тема, и, думаю, однозначно об этом говорить сложно. Прежде всего, наверное, следует правильно осмыслить историю, определить собственную функцию в современных условиях, просчитать возможности и, исходя из этого, проанализировать. И главное – чего мы хотим (пускай никто сейчас не начинает со мной говорить о демократии!), потом – на что мы способны и что можем. Вот, с этого нужно начинать.  Все остальное – то, что мы потомки Давида Строителя и царицы Тамар, то, что никто не сможет помешать грузину, если он чего-то захочет – уже дело эмоций. Однако, чем дальше мы будем от сказок и прагматично подойдем ко всему, для нас же будет лучше.

— А видите ли вы в стране достаточно интеллектуальных ресурсов для того, чтобы консервативное крыло сформировалось реальной силой?

— Тут нам тоже следует посмотреть в глаза реальности. Сегодня в стране для этого нет ни достаточных интеллектуальных, ни других ресурсов. Наверное, это также является одной из причин того, что формирование консервативного рыла идет очень медленно, можно сказать, черепашьими шагами. Однако, главный ресурс и потенциал страны, конечно, это — опять же общество. Поэтому в наше общество должно вернуться ощущение, что все решает оно, и оно говорит решающее слово. Повторяю: мы не должны надеяться на то, что где-то за рубежом что-то произойдет, и мы будем спасены. Нигде ничего в нашу пользу не происходит. Поверьте, изменения могут произойти везде – и в Америке, и в Европе, но по-прежнему существующая в отношении нас колониальная политика будет продолжаться. Останутся те же подходы и те директивы, которые мы получали прежде, если, разумеется, и здесь не будет политики и преобразований, соответствующих тем глобальным изменениям.

Беседовал Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here