Главная Новости Грузия Георгий Шервашидзе:Если диалог не состоится, получится, что грузинская сторона не желает общаться...

Георгий Шервашидзе:Если диалог не состоится, получится, что грузинская сторона не желает общаться с абхазской

Георгий Шервашидзе

Несколько дней назад недавно назначенный секретарем Совета безопасности де-факто Республики Абхазия Сергей Шамба коснулся в своем в интервью на радио «Эхо Кавказа» грузинско-абхазских отношений и подчеркнул, что невозможно вечно жить во вражде друг к другу. По его словам, хоть и была война, оставившая трагический след в жизни обоих народов, молодое поколение не должно воспитываться в атмосфере ненависти. «Да, была война, но в нашей истории было немало других случаев, когда Грузии совершала интервенцию на абхазскую территорию. Аналогично и абхазская сторона предпринимала интервенции на грузинскую территорию… Подобные вещи часто случались и в других регионах мира, в той же Европе, где многие страны воевали между собой, переживая кровавые войны. Однако сегодня они пребывают в мире и дружно развиваются…

Невозможно вечно жить во вражде друг с другом. Мы не должны забывать своей истории. Да была война, и все прекрасно знают, кто в этом виноват…, как все случилось. Однако этот лист исторической летописи уже перевернут. Нам надо заботится о будущем, о наших детях. Мы не должны воспитывать молодое поколение в ненависти. Это разрушит их души. Мы обязаны подумать об установлении дружеских отношений между нами».

По заявлению Шамба, назрела необходимость начать прямой диалог с Тбилиси для урегулирования нерешенных вопросов. На начальном этапе важную роль в этом могла бы сыграть и народная дипломатия. Впрочем, Шамба в своем интервью не стал заострять внимание на том, каковы его ожидания относительно грузинского руководства. В Тбилиси же ответных заявлений на государственном уровне сделано не было.

К сведению: 14 августа, на 28-ю годовщину начала абхазской войны премьер-министр Грузии Георгий Гахария заявил, что восстановление территориальной целостности возможно только мирно и путем строительства успешного европейского государства…

Что может означать в современном контексте заявление Сергея Шамба о необходимости диалога и готовы ли к нему грузинские власти? – По этим и другим важным вопросам с нами беседует бывший Командующий внутренними войсками, генерал-лейтенант Георгий Шервашидзе.

— Батоно Георгий, недавно в одном из своих интервью секретарь Совета безопасности де факто Республики Абхазия Сергей Шамба коснулся грузинско-абхазских отношений и заявил, что невозможно, чтобы между двумя сторонами вечно царила вражда. По его словам, несмотря на пережитую войну и напряженность, будущие поколения не должны расти и воспитываться в ненависти друг к другу, и потому в самое ближайшее время необходим диалог. Как вы полагаете, что это за политический посыл для нас и какую можно усмотреть перспективу для всего сказанного?

— Трудно говорить о перспективе, когда в отношениях нет никаких подвижек, однако трудно не согласиться с тем, что диалог в любом случае необходим. Так что, ничего нового в самом подходе нет. А что касается непосредственно самого заявления Сергея Шамба, то, конечно же, надо приветствовать любые, пусть даже косвенные призывы к мирному разрешению конфликта, кем бы и с какой бы стороны они ни делались. В данном случае разговор касается не заключения какого-либо соглашения – понятно, что подобные вопросы не решаются за один-два дня. Речь здесь идет о перспективах совместного проживания сначала хотя бы с ранге соседей. Ну а в дальнейшем, наверное, станет более понятно, в какой форме и в каком направлении могут быть продолжены эти процессы. Не могу не согласиться с Шамба и в том, что нельзя допустить, чтобы наша молодежь росла в ненависти друг к другу. Тем не менее, говоря о диалоге, мы непременно должны учитывать: первое – для его ведения, как минимум, требуется готовность обеих сторон, второе – нравится нам или нет, в этом диалоге невозможно игнорировать определенную политическую данность, которая выходит за рамки указанных сторон и существует независимо от нас.

— Вы упомянули о готовности обеих сторон. Давайте посмотрим на все это с таких позиций: что было сделано до сегодняшнего дня нашей стороной для того, чтобы добиться хотя бы мизерных сдвигов в отношениях с Абхазией?

— Скажу так: если диалог не состоится, получится, что грузинская сторона не желает общаться с абхазской. Мы на каждом углу кричим о том, что отношения с абхазами нам необходимы, однако с практической точки зрения ничего не делаем для того, чтобы их заложить. Кстати, попытки в этом направлении раньше предпринимались, однако, как показал лпыт, любая из них, будь то народная дипломатия или что-нибудь другое, изначально окажется обречена на провал, если не получит поддержки на государственном уровне.

— Хотите сказать, что сегодня государственная поддержка отсутствует? И вообще, в чем причина того, что несмотря на старания властей, политика наша не поддается каким-либо изменениям? Фактически ни один руководитель не старается вникнуть и что-то понять. Чтобы не идти далеко за примерами – то же сделанное недавно заявление Шамба.

— Начнем с того, что мне представляется главным. Многим, как и лично мне, понятно: абхазский вопрос не является проблемой только Грузии и Абхазии. Это вопрос гораздо больших геополитических масштабов и важности, поиск ответа на который, в конечном счете, приводит нас к тому, что вот уже десятилетия мы пребываем в режиме открытой конфронтации с Россией. Речь идет не о том, что кто-то кому-то нравится или не нравится, а о прагматической политике, которая должна строиться не на эмоциях или личном отношении к кому-то или к чему-то, а основываться на государственных интересах. Под каким бы углом ни смотреть на данный вопрос, одно совершенно очевидно: без нормализации отношений с Россией перспектива восстановления территориальной целостности Грузии практически равна нулю. Кто-нибудь наверняка возразит, мол, вести диалог с Россией невозможно, потому что она оккупант… Это понятно, однако нравится нам или нет, хотим мы этого или не хотим, но Россия наш сосед, а соседей, как и родителей, не выбирают…

— Вернемся, если не возражаете, к теме народной дипломатии. Абхазская сторона уже не первый раз заявляет, что на начальном этапе именно народная дипломатия может оказаться наиболее реальным способом, с помощью которого можно установить более или менее нормальные взаимоотношения между сторонами. Какими ресурсами в этом плане располагает Грузия? Есть ли у нас необходимые для этого контакты?

— Ресурс, к счастью, пока еще большой; существуют и контакты, которые, естественно, могут во многом оказаться весьма полезными. Я имею в виду преимущественно людей старого поколения, которые и сегодня поддерживают отношения друг с другом. Более того, даже те, кто принимали непосредственное участие в боевых действиях, я имею в виду так называемых боевиков как с одной, так и с другой стороны, до сих пор общаются друг с другом, то есть, приезжают в Грузию… К сожалению, в Абхазию попасть нам удается реже. Хотя с 2004 по 2008 год я неоднократно туда ездил. Что касается народной дипломатии, то мы все время подчеркивали необходимость поддержки на уровне властей. Однако сегодня и об этом уже говорить не приходится – теперь хотелось бы добиться, чтобы просто не мешали… Например, в период правления «Национального движения» мне постоянно чинили всевозможные помехи…

— В чем это проявлялось?

— Если угодно, приведу конкретный случай. В 2008 году – это было еще до августовских событий – мне удалось организовать встречу представителей довольно высокого эшелона власти с абхазской стороной. Появилась надежда, что переговоры дадут результат и процесс тронется с мертвой точки. Однако случилось все наоборот – встреча оказалась абсолютно безрезультатной, и причиной тому стала грузинская сторона. Более того, когда я попытался предпринять какие-то шаги, мне напрямую сказали: вступать в диалог с абхазами не имеет никакого смысла, поскольку скоро, мол, начнутся военные действия. Теперь об этом уже можно говорить вслух, и потому я вам рассказываю. Такие вот подходы практиковались на протяжении многих лет, и результат их налицо. После смены власти враждебной риторики и оскорбительных заявлений, в том числе, по адресу российского политического руководства, больше не слышно, однако дальше этого никаких реальных шагов к сближению не сделано. Не могут или не хотят делать – вопрос другой, но сдвиги в этом деле крайне необходимы. Диалог обязателен как в грузинско-абхазских, так и в грузинско-российских отношениях, и очень жаль, что ничего в этом направлении не происходит.

— Недавно премьер Георгий Гахария заявил, что территориальные проблемы Грузии должны быть решены мирно и путем строительства успешного европейского государства. То, что подразумевается под европейским государством в неолиберальном понимании, у большинства из нас вызывает протест. А будут ли ценности, которые предлагает и часто даже навязывает нам Запад, приемлемы для абхазов?

— Абхазы и грузины похожи друг на друга тем, что и для одних, и для других традиционные ценности имеют огромнейшее значение. С этой точки зрения, абхазы тоже не смогут и не станут мириться с некоторыми чуждыми для нас деформациями. Что касается внешнеполитической ориентации, то пока мы развиваемся в разных векторах и при этом нас часто используют в качестве точки, где схлестываются интересы больших государств, будет очень затруднительно подготовить почву для ориентированного на реальные результаты диалога с конфликтными регионами. К тому же, интересы Запада и, прежде всего, Соединенных Штатов Америки, далеки от того, чтобы мы добились мирного урегулирования конфликтов, так как этом само по себе подразумевает нормализацию отношений с Россией.

Для Запада Грузия представляет плацдарм, у которого есть определенное стратегическое назначение. Это ясно проявилось и во время августовского конфликта 2008 года. Тем не менее, нам не следует воспринимать все это как вражду и ненависть по отношению к себе. Просто таковы законы политики, согласно которым у России есть собственный стратегический интерес, а у Запада – свой. Однако в ходе всех этих процессов нам вовсе необязательно превращаться в слепое орудие, в результате чего за наш счет будут добиваются цели третья и четвертая стороны. В этом-то и кроется восходящая точка государственной политики, а не в том, чтобы механически повторять то, что нам скажут Запад или Россия. Только настоящая национальная политика, органически вплетенная в международную политическую конъюнктуру, может стать предпосылкой для мирного урегулирования конфликтов…

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here