Главная Рубрики Общество Враги в прямом эфире: за что ненавидят Россию

Враги в прямом эфире: за что ненавидят Россию

Георгий Габуния как кульминация антироссийских трендов

Неужели всего одна передача по телевидению может вызвать новые санкции против целой страны? Наверняка таким вопросом могут задаться некоторые, прослышав про историю с грузинским телеканалом «Рустави 2», где ведущий Георгий Габуния в прямом эфире нецензурно полторы минуты ругался в адрес президента Владимира Путина и его родителей. 

В Госдуме предложили рассмотреть возможность введения новых мер в отношении Грузии, а именно прекращения импорта грузинского вина и воды, а также запрета денежных переводов в Грузию. Правда, за последние частично вступилась уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, попросив сохранить в порядке исключения социальные денежные переводы, связанные с пенсиями или помощью многодетным семьям. Омбудсмен назвала это «гуманитарным коридором для оказания помощи», чтобы можно было точечно решать проблемы конкретных людей. При этом она констатировала, что русские и грузины – это «два родных народа» с одной историей, отношения между которыми ухудшились «по вине националистов».

Ну так вот по поводу «родных народов».

С одной стороны, хамскую и оскорбительную выходку означенного Габунии осудили в Грузии, кажется, на всех возможных уровнях. Президент Зурабишвили, которая сама, правда, доброго слова про Россию давно всуе уже не произносила, назвала это провокацией. Еще резче был премьер-министр Мамука Бахтадзе. Он назвал случившееся «отвратительным выражением провокации и попытками дестабилизации» Грузии и «грязной и возмутительной игрой с безопасностью государства и граждан». Надо отдать должное и простым гражданам страны, которые после эфира устроили у здания телеканала акцию протеста, забросав его яйцами и бутылками и требуя уволить телеведущего. Руководство «Рустави 2» также принесло извинения за поведение своего ведущего, а позже отстранило его от эфира. В то же время официальные лица страны воздержались от того, чтобы извиниться за беспрецедентную выходку своего гражданина и ведущего одного из основных телеканалов (хотя и частного) перед тем, кого он, собственно, оскорбил. И это все же была не только и не столько «провокация против Грузии», давайте не будем лукавить, сколько возмутительное хамство против главы соседнего государства. Которое возникло не на пустом месте и не вдруг.

Решивший «матерно хайпануть», с позволения сказать, журналист — он ведь не с дуба рухнул в прямой эфир.

Он вырос и, так сказать, профессионально окреп и возмужал в конкретной идеологической атмосфере, в которой подобные выходки в определенный момент показались ему совершенно возможными и вполне допустимыми. В конце концов, если еще несколько дней назад были возможны — и никак не пресекались — плакаты с матерными выражениями в адрес Путина, а также площадная брань и угрозы убийством в адрес всех русских с парламентской трибуны (во время известного недавнего конфликта с российской делегацией, прибывшей на международную православную ассамблею), то почему нельзя тогда материться уже и в прямом эфире?

Нет никакого секрета в том, что определенная часть интеллигенции и правящего класса в Грузии давно «специализируется» на том, что называется русофобия. Это приносит определенные политические дивиденды. И началось это, заметим, задолго до войны августа 2008 года и отделения Абхазии и Южной Осетии. Сама эта война во многом была порождением идейной эволюции правящего класса Грузии после распада СССР. Равно как нынешний кризис на Украине зрел давно, а не возник вдруг в связи с присоединением Крыма и проявлением самопровозглашенных республик на юго-востоке.

При этом оговорки, что «мы, мол, не против народа, а против режима», не должны вводить в заблуждение. Это лукавство. Как правило, линия разграничения тут либо очень тонка, либо не просматривается вовсе. Как-то до сих пор неизвестен в политике ни один знатный русофоб-националист что в Грузии, что на Украине, скажем, который бы поносил почем зря Путина, но при этом открыто и, главное, искренне восхищался бы русской культурой, в том числе современной, а заодно дружил бы домами и семьями с некоторым количеством россиян.

Правда, увы, такова, что в значительной мере СМИ той же Грузии, а также ряда других постсоветских государств контролируется и направляется идейно теми, кого можно назвать, без преувеличения, врагами нашей страны. Целостными и последовательными. Они получили образование, как правило, уже после распада СССР. Это образование было во многом выстроено на отрицании и порицании России как империи. Ничего хорошего в нашем общем прошлом, согласно такой логике и концепции, не было. Затем многие из них продолжили «специальное обучение» у различных западных НКО. Таких программ для представителей в том числе прессы на постсоветском пространстве было множество. И сейчас полно.
И эту борьбу «мягкой силы» Россия на постсоветском пространстве проиграла практически вчистую и практически везде.

Россотрудничество, так и не превратившееся в живую, инициативную и творческую организацию, завязло в болоте бюрократизма и казенщины. И безнадежно проиграло и продолжает проигрывать USAID и Британскому совету, многочисленным гуманитарным фондам, программам обмена (в том числе студенческим), НКО и т.д. Россия также все эти годы была отнюдь не главным местом притяжения для обучения иностранных студентов. А государственные программы такого рода для студентов постсоветского пространства финансируются просто на смешном уровне. При этом ни одна из западных программ не предусматривала обучения «любить Россию», такая вот незадача. Так что результат во многом закономерен. Многие «властители дум» в масс-медиа в Грузии, на Украине, в странах Балтии и ряде других постсоветских стран нас ненавидят именно «профессионально».
Все разговоры про «дружбу народов» и тем более про «родные народы» — пустой звук и политическая трескотня в современном мире, если они не подкрепляются государственными и частными ассигнованиями на работу по множеству гуманитарных направлений, начиная от изучения русского языка (включая подготовку достаточного количества специальных учебников для иностранцев) и кончая курсами «повышения квалификации» для представителей «независимых СМИ» того или иного государства. Однако у нас и внутри-то страны отношение ко всяким там НКО — в лучшем случае подозрительное (это же нечто негосударственное, значит заведомо подозрительное), а в худшем — враждебное. И это отношение не могло не повлиять на соответствующую политику на постсоветском пространстве. Мы слишком долго презрительно пренебрегали «мягкой силой», жалея тратить на нее деньги (опасаясь, что разворуют в том числе), пока другие работали на прежде нашем почти монопольном «каноническом пространстве».
Еще одна страна, которую мы тоже в большой мере «упустили», — это Украина. Едва были созданы благоприятные политические условия (государственный переворот 2014 года), как из всех щелей повылезали — да, собственно, они никогда и не скрывались — необандеровцы. Но опять же, появились и окрепли они задолго до присоединения Крыма и кризиса на юго-востоке Украины. Практически все медийное пространство было легко, не встретив почти никакого сопротивления, захвачено нашими «заклятыми друзьями», которые тотчас начали прикрывать остатки влияния российской «мягкой силы» — в виде «русских центров» фонда «Русский мир» или вещания российских телеканалов, в страну перестали пускать многих артистов из России, пополняя их именами список «Миротворец».
А ведь еще лет пять назад тоже были популярны пустопорожние, хотя пафосные разговоры про «братские народы», которые никогда никому не разлучить. Однако же удалось.

И хотя сегодня большинство населения Украины, порядком устав от войны, уже выступает в том числе за прямые переговоры с Россией, в СМИ по-прежнему преобладает атмосфера ненависти и русофобства. Стоило только оппозиционному каналу NewsOne, принадлежащему Виктору Медведчуку, проявить инициативу проведения телемоста с «Россией-1», где говорили бы между собой разделенные войной семьи, как тотчас генпрокуратура Украины завела уголовное дело по обвинению в покушении на госизмену. До такого даже отечественные охранители-мракобесы не додумались бы. А экс-президент Украины Петр Порошенко заявил о необходимости «дать решительный отпор телемостам с Россией». Не прошло и суток, как телемост отменили, в том числе на фоне угроз журналистам телеканала. И теперь думают, можно ли провести телемост с жителями ЛНР и ДНР, которые вроде как считаются все же территорией Украины.

На фоне того градуса ненависти, который проявляется в масс-медиа что Грузии, что Украины, даже российские ура-пропагандисты из числа самых «пассионарных» порой блекнут. Дмитрий Киселев, конечно, угрожал превратить Америку в «радиоактивный пепел» (что не делает ему чести, впрочем), но маму и папу Трампа всуе все же не поминал и не оскорблял.
И стоит ли нам вообще соревноваться именно в такой «пассионарности» и в таком квази-патриотизме? Стоит ли разжигать подспудно взаимную ненависть на яростных ток-шоу с подсадными «мальчиками для битья» из той же Украины? Наверное, все же нет. Но и о разговорах про «братские народы» тоже на время надо забыть. Пока денег не накопим достаточно, собой не займемся, чтобы превратить собственную жизнь в образец для подражания. И пока не научимся, не разворовывая, тратить на «мягкую силу» — на курсы изучения русского языка, на центры русской культуры, на поддержку чужих «независимых» СМИ и курсы их «переподготовки», на программы для студентов постсоветского пространства и даже на потенциально влиятельные НКО на этом пространстве.

Теперь «дружба» и «братство» (организация запрещена в России) покупаются за деньги, за гранты, а не за красивые глаза и трескучие пустые речи.

Ну а хамить нам ни как нации, ни отдельно президенту — не надо. Потому что этим путем мы скорее придем не к «мягкой силе», а к вполне даже обычной, жесткой. И тут мы всегда, как говорится, можем повторить, но не дай бог.

Источник: Газета.Ru

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here