Главная Рубрики Общество Бесплодные устремления в НАТО и выброшенные на ветер сотни миллионов

Бесплодные устремления в НАТО и выброшенные на ветер сотни миллионов

Гурам Николаишвили

Двухдневный саммит Североатлантического альянса, начавшийся 11 июля в Брюсселе на фоне крупных политических препирательств и кулуарных пересудов, завершился, тем не менее, стандартно. Ожидания, связанные с тем, будто Столтенберг или кто-нибудь из других высокопоставленных чиновников НАТО сделает конкретное заявление по поводу расширения организации, не оправдались.

Тщетной оказалась и эйфория, охватившая грузинский политический спектр, в особенности прозападную политэлиту, возлагавших серьезные надежды на то, что после получения статуса «лучше, чем ПДВ» страна на этот раз удостоится чего-нибудь существенного. Более того, на вопрос одного из журналистов, каковыми являются или какими окажутся перспективы Североатлантических устремлений Грузии, президент Америки Дональд Трамп коротко ответил: «Ситуация в отношение Грузии сложная, сегодня в этом зале они произвели положительное впечатление, однако что же касается членства в НАТО, со временем у них появится шанс, но только не теперь»…

Невзирая на сказанное, вернувшиеся с саммита представители власти решили в Тбилиси перед прессой достоинства своего не ронять и заявили, дескать, после брюссельской встречи Грузия еще на один шаг приблизилась к НАТО. Особым оптимизмом выделялась оценка президента Маргвелашвили. По его словам, Грузия фактически получила гарантию того, что станет полноправным членом альянса…

Что же означает заявление Трампа о том, что «ситуация в отношение Грузии сложная» и какого реально посыла удостоился Тбилиси на последнем саммите альянса? – Об этом с газетой «Грузия и мир» беседует военный эксперт Гурам Николаишвили.

— Батоно Гурам, 12 июля Дональд Трамп заявил в Брюсселе, что в свое время Грузия получит шанс на вступление в альянс, но только не теперь. На первый взгляд, совершенно ясное заявление, однако в грузинском политическом спектре оно все-таки вызвало расхождение во мнениях. А как вы лично толкуете слова американского президента: что, по-вашему, хозяин Белого дома реально имел в виду?

— Начнем с того, что в целом этот саммит ничего в плане отношения к нам не значил и, как и следовало ожидать, завершился для нас безрезультатно. Второе: попросту вызывает недоумение, какие вести должен был доставить нам оттуда и какие шаги предпринять президент, практически исчерпавший свой конституционный срок. В течение пяти лет он являлся Главнокомандующим, однако ничего им сделанного никто так и не увидел, за исключением того, что при Маргвелашвили сначала были отменены военно-морские, а затем и военно-воздушные силы. Ничего не говоря о том, что в целом вооруженные силы также претерпели сокращение, а 2500 человек, включая офицеров, отправлены по домам. Вот это и наша реальная концепция безопасности, и что за этим последовало, все мы увидели. К примеру, военная академия рассчитывала в 2017 году принять на учебу 150 юнкеров, однако желающих ими стать оказалось только 58 человек. То есть, военная служба более не считается престижной. Отдельный вопрос – реформы, которые каждый министр обороны проводил так, что по сей день не понятно, какую цель они преследовали. Пришел Аласания – отправили в отставку кадрового офицера, появился Джанелидзе – еще кого-то сняли… А нынешний – Изория – так вообще побил все рекорды: одновременно уволил из армии 30 полковников. Как вообще министр должен проводить реформу?! Это ведь дело институций и парламента. Они должны утвердить концепцию, доктрину, и лишь затем начинается строительство в расчете на пять, десять, тридцать лет. Например, у Соединенных Штатов Америки подобная концепция рассчитана на период вплоть до 2075 года.

Что касается участия Грузии в международных миссиях, то сегодня эти операции обходятся нашим вооруженным силам в 27 процентов от всего бюджета Министерства обороны, или в 175 миллионов лари. Получается, говорят, будто не в состоянии содержать морские и воздушные силы, потому что дорого – флот ежегодно садится в 30 миллионов, а авиация – в 50 миллионов лари. И все это отменяется ради того, чтобы принимать участие в миротворческих миссиях. Впрочем, это еще не все, так как в сумме общение с НАТО выливается Грузии в сумму 220-250 миллионов лари. Под этими расходами подразумевается, в том числе,  финансирование комитетов и различных структур, созданных в рамках партнерства НАТО-Грузия.

— Таким образом, факт, что наше государство ничего взамен этих трат не получает, однако что же, на ваш взгляд, имеет за этот счет наша политическая элита? Должны же подобные расходы быть в чьих-то интересах?

— Вообще-то, НАТО – это блок, который никому ничего не дает, но у нас многие почему-то отказываются этому верить. Я уже ничего не говорю о тех, кто прекрасно обо всем информирован и намеренно пускает людям пыль в глаза.

Теперь о том, что представляет данная организация конкретно для нас. Начну относительно издалека. В 1994 году, когда был оформлен документ о партнерстве с альянсом, я являлся начальником Генерального штаба. Вместе с мной в процессе принимал участие Зураб Абашидзе, бывший в то время послом в странах Бенилюкса, и некоторые другие лица. Помню, когда мы завершили все приготовления и собирались отправляться в Брюссель, нас принял Эдуард Шеварднадзе. Представьте, у нас полная эйфория и позитивные эмоции. Александр Чикваидзе, занимавший тогда пост министра иностранных дел, докладывает президенту: батоно Эдуард, нам обещают, что к 1998-2000 году Грузия станет членом альянса. Эдуард Шеварднадзе улыбнулся, и мягко постукивая правой рукой по столу, как он умел, ответил: ничего из этого не выйдет… По правде говоря, меня это сильно удивило, однако факт – еще тогда Североатлантическая перспектива Грузии была предопределена. Вступить в НАТО мы никогда не сможем, а если и войдем, то только вслед за Россией. Почему? Да потому что российский оборонительный план базируется на том, что ни одна посторонняя сила, в данном случае НАТО, не может приблизиться к границам на расстояние, с которого ракетам, выпущенным в ее направлении, чтобы долететь до места назначения, требовалось менее пятнадцати минут. В противном случае, цель будет уничтожена и, естественно, Россия, исходя исключительно из интересов собственной безопасности, никогда этого не допустит…

Между прочим, наиболее адекватно по отношению к НАТО ведется себя Трамп. Напомню, как-то он сказал по поводу стран Прибалтики, что их принятие в альянс было очень большой ошибкой. Когда его спросили, почему – он ответил просто и без дипломатических экивоков: военный потенциал их настолько незначителен, что если кто-нибудь начнет с ними войну, значение их территории не будет адекватно степени риска. Естественно, тут же возникает вопрос относительно нас: что, у Грузии военный потенциал выше, чем у Прибалтики, или она располагает более важными территориями, или тут меньше риск того, что кто-то может начать с нами войну?

— 16 июля в Хельсинки хозяева Кремля и Белого дома встретились друг с другом напрямую. Перед встречей Трамп заявил, что по глупости некоторых американских политиков у его страны никогда еще не было столь напряженных отношений с Россией. Что, по вашему мнению, означало подобное заявление, и чего на фоне таких подходов ждать Грузии?

— Давайте подойдем ко всему этому несколько иначе. В свое время, когда развалился Советский Союз, Запад решил, что России фактически больше не существует. Разладились ее экономика, промышленность, упало производство, и кое-кто посчитал, что этого вполне достаточно, чтобы ее уничтожить. Между тем, у этой страны довольно крупный военный потенциал. Тем, кто в этих вопросах разбирается, понятно, о чем идет речь. Ясно, и тот факт, что практически было списано со счетов государство, располагающее гигантскими ресурсами, свидетельствовал о несерьезном подходе.

Что касается трамповского заявления, то, конечно же, президент США прекрасно понимает – перед ним сегодня совсем не та Россия, в отношениях с которой Запад в свое время мог проявлять излишнюю смелость. Поэтому он разумно заключил, что делать расчет на конфронтацию неконструктивно. Это, можно сказать, прагматическая политика, хотя на Западе, в том числе, и в самой Америке существуют сегодня субъекты, являющиеся сторонниками проведения именно бескомпромиссной политики и активно критикующие Трампа с этих позиций…

— В начале вы дали понять, что НАТО не сможет стать гарантом нашей безопасности. Как вы полагаете, существуют ли, помимо вступления в альянс, другие пути и средства для нейтрализации тех угроз, ради преодоления которых мы стремимся в НАТО?

— Нейтрализация угроз возможна, в первую очередь, путем переговоров со странами, с которыми мы находимся в конфликте и где налицо напряженные отношения. Еще раз хочу повторить, надежда на то, что НАТО справится с Россией, отчитает ее, и она станет вести себя послушно – это сказка. Не знаю, возможно, некоторые из нас предпочитают жить в сказочном мире, однако реальность такова: президент ведущего государства в мире – Соединенных Штатов Америки заявляет, что урегулирование отношений между Москвой и Вашингтоном находится в интересах всего мира. А мы разве не часть этого мира?! Не дай бог, допустить, чтобы случилось что-нибудь плохое, потому что никто не пришлет Грузии ни одного солдата. Кому нужны лишние заботы, связанные с вопросами чужой безопасности? Именно это имеет в виду и Трамп, говоря о рисках в связи с приемом в альянс некоторых государств. Естественно, подобная головная боль в лице Грузии ему совершенно ни к чему, причем, исходя из гарантий безопасности собственной страны, все это выглядит абсолютно логично.

Беседовал

Джаба Жвания

Поделитесь

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Уважаемый , Гурам ! Впервые читаю мысли здраво мыслящего грузинского военного ,воспитанника ТВАККУ . Спасибо судьбе ,что мы учились рядом Вы в 7 -ой ,а я во 2-ой батарее. Страна у которой есть такие военные (хотелось бы видеть Вас политиком Грузии),есть перспективы стать успешной .

  2. Нарушение ядерного паритета не просто тревожит Москву. Озлобляет. И она не допустит, чтобы на подлёт к ней атомных боезарядов, скажем, с территории Украины или Грузии понадобилась всего пара минут – крайне недостаточное время для организации эффективного отражения возможной атаки, а заверениям о невозможности таковой президент Путин никогда не поверит ни Бараку Обаме, ни Петру Порошенко, ни Георгию Маргвелашвили. Не в пример простодушному Михаилу Горбачёву, подкупленному обещанием госсекретаря США Джеймса Бейкера ни на дюйм не продвигать НАТО на европейский восток. http://www.proza.ru/2016/02/19/912

  3. Не товарищи мы с Америкой по НАТО и не бескорыстные дружбаны по жизни. А кто тогда? Да мы просто автохтонное население южнокавказской географической территории, привлекательной для Америки в транзитно-транспортном и военно-политическом отношении. Америке глубоко безразлично, убудем ли мы в процессе продолжающейся катастрофической депопуляции, отбудем ли на низкоквалифицированные отхожие промыслы в евроатлантическом направлении или массово погибнем под ракетно-бомбовыми ударами российских войск стратегического назначения. Территория-то останется. Но не факт, что она достанется Америке. Выжженная земля Донбасса ей не досталась. Ужасный поучительный пример у нас перед глазами. А у меня перед глазами ещё и выгоревшие леса Боржомского ущелья. Прошлись по ним капитально, но пусковые установки грузинских ПВО не пострадали. Их там не было. У Ирака тоже не было оружия массового уничтожения. Правда, факт этот признали после того, как Штаты уничтожили десятки тысяч иракцев. Беспричинных войн не бывает. А безумных сколько угодно и поводы к ним всегда находятся. Ввязываться в них нам не резон. У нас уже есть бесценный опыт по этой части. Обогащаться новыми ошибками – не более чем его обесценивать. Неумно при нашем-то возрасте. http://www.proza.ru/2016/02/19/912

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here