Главная Рубрики Политика Аслан Бжания: политических преследований в Абхазии не будет

Аслан Бжания: политических преследований в Абхазии не будет

Аслан Бжания: политических преследований в Абхазии не будет

Оппозиционный кандидат в президенты Абхазии Аслан Бжания лидирует на внеочередных выборах, состоявшимися в воскресенье. Согласно предварительным данным ЦИК, он набирает 56,5 процентов голосов. О первых шагах на посту главы государства, возможности перераспределения полномочий от президента правительству, а также о сотрудничестве с Россией Бжания рассказал в интервью РИА Новости. Беседовал Дмитрий Статейнов.

— Как вы планируете выстраивать дальнейшие отношения с Москвой?

— Необходимо реализовать комплекс мер, который предусмотрен российско-абхазским договором от ноября 2014 года. В нем есть комплекс реализованных и нереализованных мероприятий, и их нужно будет довести до конца. Также я считаю очень важным придать нашим отношениям дополнительный положительный импульс, чтобы обмен по всем направлениям был более качественным и наполненным содержанием, который приносит пользу нашим народам. В договоре есть много нереализованных пунктов, например, упрощение перехода граждан через российско-абхазскую границу, перевоз товаров и так далее. Также не реализован пункт договора по созданию информационно-координационного центра. Де-юре он создан, а де-факто, он не работает в полной мере. У ИКЦ нет своего здания. Еще не выполнен пункт, связанный с повышением уровня социального и материально-технического обеспечения абхазских органов внутренних дел, он не доведен до уровня российских стандартов.

— На ваш взгляд, стоит ли перераспределять властные полномочия между президентом и правительством или парламентом?

— Для начала этот вопрос нужно очень глубоко изучить, после чего переходить в практическую плоскость реализации. Скорее всего, определенное распределение полномочий от президента в сторону парламента может быть полезным, но это должно быть через несколько лет. Повышение роли парламента, его ответственность будут связаны с тем, как и какими людьми комплектуется сам парламент. Это же неправильно, если часть полномочий окажутся в неподготовленном институте. На мой взгляд, данный институт должен быть готов к тому, чтобы этими полномочиями распорядиться с пользой для населения.

— Январские события в республике показали, что абхазское общество расколото. Как планируете восстанавливать доверие населения к власти?

— На сегодняшний день уровень доверия населения ко всем ветвям власти катастрофически низок. На мой взгляд, здесь должен быть принят комплекс мер. В первую очередь, власть должна быть прозрачной. Представители власти должны демонстрировать профессионализм, законопослушность и делать так, чтобы их работа носила эффективный характер. Только тогда могут начаться процессы повышения доверия. Других рецептов здесь нет.

— Во время телевизионных дебатов вы критиковали представителей прежней команды за различные нарушения, в частности, вы представили документы о том, что руководство МВД во время референдума 2016 года о возможных досрочных выборах президента давило на подчиненных, чтобы они не ходили на референдум. Возможно ли расследование в отношении тех или иных представителей предыдущей власти?

— Если в действиях тех или иных чиновников будут обнаружены признаки преступления, то правоохранительные органы будут обязаны действовать соответствующим образом. Не больше и не меньше. Это не политическая акция. В данном случае нужно исходить из буквы существующего закона. Никаких преследований политического характера быть не может.

— Совсем недавно вы совершили визит в Москву, где у вас прошли встречи на высоком уровне. Можете рассказать о том, с кем были встречи, и о чем договорились?

— Это не является большим секретом, но дело в том, что мы пока условились не говорить на эту тему. Чуть позже мы вернемся к данному вопросу. Могу лишь сказать, что встречи были с друзьями, которые озабоченные состоянием дел в Абхазии.

— Вы чувствуете поддержку со стороны официальных лиц Москвы?

— Могу сказать, что я нахожу там понимание по многим вопросам и оценкам, которые даю, а также по тем шагам, которые необходимо предпринять, чтобы решить эти проблемы.

— Возможна ли продажа недвижимости в Абхазии гражданам России?

— Если вы хотите приобрести недвижимость, это можно сделать. В течение двух дней зарегистрировать компанию на ваш российский паспорт, и вы можете приобрести здесь любую недвижимость. Она будет дороже только на стоимость открытия фирмы, около пяти-шести тысяч рублей. Ваше юридическое лицо сможет купить любую недвижимость, которая в Абхазии продается. Поэтому эта тема (покупка недвижимости россиянами) не совсем запретная.

Речь идет о другом. И этот вопрос надо изучить, потому что он политизирован. Есть определенные страхи, недоверие к властям Абхазии. Есть подозрения наших граждан, что этим будут злоупотреблять нечистоплотные чиновники. И таким образом может кардинально измениться демографическая ситуация в Абхазии.

Относительно недавняя история показывает, что абхазы на своей собственной территории превратились в меньшинство. В конце XIX века абхазов было абсолютное большинство — более 90 процентов проживало этнических абхазов, по данным переписи, которую проводила Российская империя. А в 1992 году абхазов стало 17 процентов. Это имеет значение. Количество порой переходит в качество.

Эти опасения у кого-то носят искренний характер, а некоторые недружественные силы их искусственно подогревают. Кто-то на этом делает политику.

Вопрос интересный, при правильном его разрешении может быть полезным сторонам. Тут надо подготовить это мероприятие должным образом. И потом приступить к практической его реализации.

— Что касается сотрудничества с Россией. В 2010-2014 годах вы были председателем Службы госбезопасности республики Абхазия. Во время подготовки Олимпиады в Сочи вы в качестве представителя абхазских спецслужб входили в штаб по обеспечению безопасности и подготовки Олимпийских игр, по итогам этой работы Россия наградила вас Орденом Дружбы. А во время теледебатов кандидатов на пост президента вы рассказали, что спецслужбы Абхазии в 2014 году помогли предотвратить теракты на Олимпиаде в Сочи — в частности, в здании администрации города Сочи, а 8 февраля 2014 года — в медиацентре Олимпийского комитета. Можете рассказать подробности, как была раскрыта подготовка этих терактов?

— Это был комплекс мероприятий, который провели спецслужбы нескольких государств. Перед этим их представители встречались, и спецслужбы Абхазии в этом играли очень и очень существенную роль.

— Злоумышленники пользовались территорией Абхазии для подготовки теракта?

— Они пользовались территориями России, Абхазии, Чехии. Они тоже были интернациональны и задействовали территорию многих государств.

— А что это за люди, из какой группировки?

— Это представители «Имарата Кавказа» (запрещен на территории РФ), ваххабитское подполье. Все это организовывалось ими для срыва Олимпийских игр, чтобы дискредитировать идею проведения Олимпийских игр на территории России. Планировались вот эти теракты.

— Много было человек задержано?

— На территории Абхазии было задержано, по-моему, семь человек. Изъято огромное количество оружия. Три ПЗРК, 47 гранатометов, несколько минометов, более ста автоматов, несколько установок ПТУРС (противотанковая управляемая ракета) и около 40 реактивных снарядов для ПТУРС и многое-многое другое. Несколько грузовиков вооружения. Одиннадцать схронов, которые готовились на протяжении нескольких лет. Это были граждане РФ, определенное количество граждан Абхазии, граждан Турции и так далее. Часть оружия они переправили в Сочи.

Там же они готовили акт у здания администрации города Сочи. Этот теракт тоже был предотвращен. Этот теракт готовился раньше. Это должно было состояться за полгода, за год даже до Олимпиады. Центр планирования был один, но готовили разные группы. Они друг про друга и не знали. У них очень серьезно был поставлен вопрос обеспечения мер конспирации. Это очень опытные террористы.

Эти теракты, если бы они состоялись за полгода, за год, они в любом случае привели бы к срыву Олимпийских игр. Потому что наши недруги по всему миру ждали, когда это произойдет. После чего СМИ многих государств это поддержали бы и сказали: мы не можем направить туда наших спортсменов, потому что российское государство не в состоянии обеспечить безопасность не только наших спортсменов на территории проведения Олимпийских игр, а и своих граждан тоже. Понимаете цену вопроса? Вот скромные абхазские чекисты в этом сыграли значимую роль, чтобы этого не случилось. Через какое-то время часть этих материалов будет рассекречена.

— Во время теледебатов вы выдвигали также ряд требований к Грузии — в частности, «подвинуть» их к тому, чтобы грузины взяли на себя обязательство перед ООН по невозобновлению боевых действий, либо подписали такой договор с Абхазией в двухстороннем порядке. А в каком формате вы готовы озвучить Грузии эти требования? Могут ли появиться новые форматы, площадки помимо женевской?

— В договоре с Российской Федерацией прописано, что все наши действия по внешней политике будут скоординированы. По определенному перечню вопросов мы должны проводить единую согласованную политику.

Что касается других вопросов, имея в виду, что грузины и грузинское государство — это наши соседи. Мы, хотим того или не хотим, но имеем большое количество контактов на уровне граждан и Грузии, и Абхазии. Это люди, которые живут, пересекают границу, бывают там. У людей возникают разные проблемы: много очень граждан наших, к сожалению, вынуждены ездить туда для получения квалифицированной медицинской помощи. Случается так, что на территории Абхазии совершают преступления и скрываются в Грузии. Бывает и обратное тоже. Вы знаете, что мы совместно эксплуатируем энергетический комплекс ИнгурГЭС. Это тоже определенный уровень контактов. Для решения и текущего обсуждения такого рода вопросов формат переговоров и формат контактов мог бы быть другим. Это могла бы быть не такая отдаленная от территории площадка, как женевская. Здесь — на границе или где-то — для решения таких вот вопросов. Они возникают каждый день.

— А двусторонние переговоры между Абхазией и Грузией вообще возможны?

— Между грузинским и абхазским государствами двусторонние переговоры, видимо, невозможны, причем по вине грузинской стороны, потому как Грузия не признает Абхазию. В Грузии принят ряд законов, в соответствие с которыми территория Абхазии признается оккупированной территорией. С другой стороны, мы ощущаем определенные сигналы от разных общественных институтов (Грузии). Сигналы, свидетельствующие о том, что определенные политические силы в Грузии хотели бы наладить более интенсивный диалог. Переговоры между Грузией и Абхазией как субъектом международного права, видимо, невозможны из-за позиции Грузии.

Мы заинтересованы в том, чтобы Грузия нас признала. Чтобы это произошло, мы уже очень многое сделали. Но мне представляется, что этот вопрос упирается в позицию грузинской стороны. Рассчитывать на то, что они изменят свое отношение, и думать об этом конечно же надо, но зацикливаться не стоит. У нас много других, не менее важных проблем внутри страны. Мы — мирное государство, которое не претендует на чужие территории. И мы признаем грузинское государство. Что еще нужно?

— Если был бы какой-то двусторонний формат переговоров, возможно, процесс признания быстрее бы шел…

— Женевский формат переговоров — о чем там речь идет? Об этом речь и идет. Там четко заявлена позиция грузинской стороны (о непризнании Абхазии. — Прим. ред).

— Но если годы идут, десятилетия идут…

— Десятилетия идут, но вы же знаете, что такого рода явления имеют место быть и в других государствах. До сих пор есть политические силы в Греции, которые считают, что Константинополь — это их город. И мы знаем, что это был их город. Но сколько веков прошло с тех пор, как Константинополь перестал быть их городом? Это новая реальность. Есть политические силы, которые не признают эту реальность на протяжении десятков веков. Или, например, город Тигранакерт — столица Великой Армении. Этот город сейчас называется Диярбакыр и находится в Турции. Гора Арарат. Что это изменило во взаимоотношениях? Что-то изменило?

И те, кто будет считать Абхазию территорией Грузии, таких, видимо, в Грузии пока слишком много. Пока там не произойдет понимание того, что наступила новая реальность, процессы не будут носить динамичный характер.

Государственные деятели или политики должны знать простые истины — что после войны очень многое меняется. Война меняет границы, по итогам войны исчезают государства. Или появляются новые государства. Многие говорят: мы должны вернуться в довоенный период. А мы можем сделать так, чтобы ситуация вернулась в 1992 год? Это возможно? Погибших людей можно вернуть? Это невозможно. И невозможно вернуть единую Грузию. Так не бывает.

Как-то Владимир Путин сказал, что не имеет сердца тот, кто не сожалеет о распаде СССР. И не имеет головы тот, кто думает, что СССР можно восстановить. Ответственным политикам по всему миру желательно уметь находить в себе мужество признавать новую реальность. Так бывало много раз. Нашей новой реальности уже 27 лет. Пора к ней привыкнуть и спокойно у этому относиться.

— Абхазские политики, ваши конкуренты в том числе, предъявляют набор требований к Грузии. Эти требования достаточно высокие. А готова ли Абхазия, в свою очередь, пойти на какие-то компромиссы со своей стороны?

— В чем? Видимо, я недостаточно понятно объяснил свою позицию. Новая реальность состоит в том, что существует независимое абхазское государство. Это государство есть, оно признано крупными государствами.

— Но ведь хорошо бы, чтобы и соседи признали…

— Конечно, хорошо. Мы же не против. Обсуждать с руководством Грузии вопрос территориальной целостности абхазского государства, его суверенитета не представляется ни целесообразным, ни возможным. Это не является предметом обсуждения.

Все остальное — разве это не компромисс? Наладить мирную жизнь, добрососедские отношения. Наладить торговлю, иные формы обмена. Признание абхазского государства, после чего все процессы могут получить определенный импульс. Все остальное — потом.

— Например, есть больной вопрос жителей Гальского района Абхазии — граждан грузинской национальности. В свое время президент Абхазии выдавал уже им паспорта Абхазии, и потом они были аннулированы.

— Не предшественник выдавал, а абхазское государство выдавало гражданство этим людям. Значительная часть этих людей имели на то право. Но эта проблема была политизирована и умело использована, чтобы дестабилизировать обстановку в стране и в конечном итоге поменять власть. Что и было сделано в 2014 году в мае оппозицией того периода, которую возглавлял господин Хаджимба. Выдача паспортов жителям Гальского района была названа «преступной акцией». Кстати, с тех пор прошло шесть лет, и никто не понес правовую ответственность за так называемую реализованную «преступную акцию». (При президенте Рауле Хаджимбе Абхазия объявила о замене паспортов старого образца, которые были в том числе у жителей Гальского района, на новые, которые жителям Гальского района, имеющим грузинское гражданство, выдавать уже не стали. Их старые абхазские паспорта оказались аннулированы. — Прим. ред).

https://ria.ru/

Поделитесь

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here